форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Гротовский

Это начиналось с запрета на шум, шумное поведение и разговоры на личные темы в зале, где проходили упражнения, репетиции и где давали спектакли. Кажется, Станиславский утверждал, что, входя в театр, галоши и зонтик оставляют на вешалке. В Театре-Лаборатории за порогом оставался гвалт повседневной жизни. Тут была охранная зона, заповедник тишины.
Актерская братия принадлежит к шибко болтливым. И даже наши актеры это воспринимали — поначалу — как административное предписание либо пунктик авторитарного начальника.
По прошествии времени стало ясно, что так соблюдается одно из базовых условий гигиены творческого труда в театре, чтящем свое призвание.

В городе и в актерской среде нас иронически прозвали обителью. Помнится, среди многих дефиниций тишины есть и монастырская тишина.

Спектакли Гротовского называли певческими. В принципе, вокальная сторона была одним из их важнейших отличий. Однако она не сводилась к музыкальным эффектам и вокальной акробатике. Это не был ни распев, хотя пели, ни инкантация и псалмодия, хоть текст и трактовался как заклинание или псалом, ни Sprichgezang, хотя граница между речью и пением была довольно размытой, — это было действие звуком, действие голосом, голосовая реакция, включенная в точную структуру. Равно как действие замиранием, приглушением звука, подавлением, обрывом звука. Молчанием.

http://novpol.ru/index.php?id=942
Tags: ссылка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments