форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

прерванный сон

Из–за столкновения между естественным режимом сна и нашими жесткими социальными структурами — показаниями часов, индустриализацией, школьным расписанием, рабочим графиком, — нам кажется, что полифазный сон — это расстройство

Римляне, греки и инки просыпались без помощи будильников в своих айфонах или радиоприемниках. Природа была их хронометром: восход солнца, утреннее пение, непаханые поля и голодный скот. Время отсчитывалось солнечными и песочными часами, пока в XIV веке на церквях и монастырях не стали возводить часы механические. К началу XIX века хронометры уже носили на шейных цепочках, запястьях и лацканах — теперь можно было назначать встречи и устанавливать время для приема пищи и сна. Индустриальные общества, основанные на показаниях часов, ввели в мир такие понятия, как срочность, пунктуальность или пустая трата времени. Время на часах все больше рассинхронизировалось с естественным временем, хотя свет и тьма по-прежнему определяли наш рабочий день и социальные структуры. В конце XIX века все изменилось.

Зажегся свет.

Современное электрическое освещение революционизировало ночь и, в свою очередь, сон. По словам историка Роджера Экирха, до Эдисона время ночного сна делилось на две части, разъединенные периодом бодрствования, который мог длиться несколько часов. Такой режим сна называется полифазным. Паттерны сна прошлого могут нас удивить. Можно подумать, что в соответствии с суточным ритмом мы должны были бы просыпаться на рассвете. Но Экирх считает, что если бы люди вернулись к своему естественному ритму, то они бы спали несколькими промежутками — как многие животные и насекомые. Его аргументы основываются на 16-летних исследованиях, в течение которых он изучил сотни исторических документов от древних времен до современности, включающих в себя дневники, судебные записи, медицинские книги и художественную литературу. Он нашел множество упоминаний «первого» и «второго» сна на английском языке. В других языках такое разделение тоже упоминается: есть, например, «premier sommeil» на французском, «primo sonno» на итальянском и «primo somno» на латыни. Именно обыкновенность этих аллюзий на полифазный сон позволила Экирху сделать вывод, что такой паттерн когда-то был распространенным, каждодневным циклом сна и бодрствования.

Во время ночного бодрствования люди читали, молились, писали, разгадывали свои сны, разговаривали со своими партнерами и занимались любовью. Экирх отмечает, что после тяжелого трудового дня люди чаще всего оказывались слишком усталыми для любовных утех (что может быть созвучным ощущениям многих современных людей), но, просыпаясь посреди ночи посвежевшими, наши предки были готовы к делу. Поделав разнообразные дела, люди утомлялись и снова погружались в сон — во вторую его фазу (также на три или четыре часа) — прежде чем подняться навстречу новому дню. подробности: http://theoryandpractice.ru/posts/10038-broken-sleep
Tags: ссылка, сугубо личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment