форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Звезды империи. "Мессалина". часть 1.

Оригинал взят у baronet65 в Звезды империи. "Мессалина". часть 1.
В истории Российской империи эта женщина стала символом вызывающего поведения, невозможности смириться с условностями света, в своем праве добиваться своего, что для нее означало - предаваться страстям. Она шокировала общественность настолько сильно, что многие современники, не сговариваясь, называли ее «Мессалиной».
Рассказ пойдет о графине Лидии Арсеньевне Закревской (1826-1884), в первом браке графине Нессельроде, во втором княгине Друцкой-Соколинской.
Она была дочерью Арсения Андреевича Закревского и его супруги Аграфены Федоровны (ур. гр. Толстой).

Zakrewski

Арсений Андреевич и Аграфена Федоровна Закревские. Парные миниатюры неизвестного художника.
ок. 1818 года. ГИМ.Москва.


Арсений Андреевич Закревский был сыном отставного поручика, небогатого помещика Тверской губернии, и не смог получить хорошего образования. Учился в Шкловском кадетском корпусе, был выпущен прапорщиком в Архангелогородский мушкетерский полк, которым командовал генерал Николай Михайлович Каменский. Участвовал во всех сражениях с Наполеоном в 1805-1807 годах, а в битве при Аустерлице, он спас от плена своего командира, за что получил его неизменное покровительство. Участвовал в русско-шведской и русско-турецкой войнах, а затем в войне с Наполеоном 1812-1814 годов, которую закончил уже генерал-майором и генерал-адъютантом. Император Александр I благоволил Закревскому и, в 1818 году, зная о недостаточности его средств, способствовал его женитьбе на богатой наследнице – графине Толстой.

В.Л. Пушкин (дядя поэта) писал П.А. Вяземскому:
«Толстая, дочь Толстой Степаниды, сговорена за генерал-адъютанта Закревского и на днях получила вензель. Батюшка её назначил будущим новобрачным сто тысяч годового дохода. Закревский по-французски не говорит, и Фёдор Андреевич утверждает, что такой зять ему был и надобен.»

Письма В.Л. Пушкина князю Вяземскому ЦГАЛИ, ф. 195, оп. 1, ед. хр. 5082, 2611.

Закревский был очень рад этому браку. Он с воодушевлением писал графу М.С. Воронцову 8 сентября 1818 года из Москвы: «Знаю, сколько Вы меня любите, а потому спешу сообщить Вам свою радость: Я сговорен 6 числа на графине Аграфене Федоровне Толстой, о чем Вам подробно расскажет Казначеев.
Писать не имею время; спешу к невесте. Завтра рано еду в Петербург, а Государь выезжает с 11 на 12 число ночью.». В следующем письме он сообщает, что свадьба была 27 сентября 1818 года.

«Архив князя Воронцова.» Кн 37. М. 1891 г. стр 334.

Биограф Закревского А.В. Фигнер писал : «Брак этот имел романтическую подкладку… Невеста любила другого и решила выйти за Арсения Андреевича условно, исполняя волю императора. Первые годы их супружества походили на отношения короля прусского Фридриха Великого к королеве – супруге. Впоследствии отношения эти изменились к лучшему, и плодом их была единственная дочь, обожаемая графом».

Графиня Аграфена Федоровна Толстая (1799-1879), признанная светская красавица, дочь известного мецената и библиофила графа Федора Андреевича Толстого и Степаниды Алексеевны Дурасовой, внучка богатейшего золотопромышленника. Закревский был старше ее на 16 лет, она не испытывала к нему никаких чувств, но вынуждена была покориться воле родителей и императора. Она принесла мужу приданное: обширные имения в Московской, Пензенской и Нижегородской губерниях. Все мемуаристы отличали ее красоту, доброту и желание помочь ближним, в сочетании с ветреным характером, презрением к светским условностям и свободным отношением к брачным обязательствам.

Agrafena

Аграфена Федоровна Закревская. Портрет работы Дж.Доу.
Галерея А.Рахмана. Кельн. Германия.

Гр. Ф.П. Толстой, родственник Закревской, вспоминал: «Аграфена Федоровна, бывши невестою, не могла даже видеть своего жениха, он ей не нравился, а между тем все-таки была выдана за Закревского, потому что тщеславным родителям льстило иметь зятем человека, так близкого к особе его величества. А может ли она его любить и будет ли за ним счастлива, об этом почтенные родители нисколько и не заботились. Хорошо, что Аграфена Федоровна была такой нравственности, что с первых же дней после свадьбы умела найти себе утешение - у ее мужа были атютанты. Как Аграфена Федоровна любила своего мужа и дорожила его честию и своей, известно очень хорошо всем в городе. Расчетливый же муж молодой богатой жены, любивший гораздо более женины деньги, нежели ее самое и супружескую честь, не убивался ее развратом, которого она не заботилась и скрывать.

Раз, бывши у дядюшки, жившего вместе с Закревскими, мы собрались с дядюшкою куда-то вместе ехать, и для этого ему нужно было видеть дочь, и дядюшка пошел со мною в ее будуар. Нам сказали, что она в спальной. Дядюшка пошел к затворенной в спальную двери, чтоб переговорить с дочерью, но горничная Аграфены Федоровны, заступив ему дорогу, сказала: "Туда нельзя ходить, там теперь графский атютант". Дядюшка немного сконфузился - вероятно, мое присутствие было тому причиною, - но скоро оправясь, оборотясь ко мне, преспокойно сказал: «Ну, так поедем». … Видно было, что это дело ему не новое, а уже бывалое, и не с ним одним, как мне говорили, да и с самим мужем.»

В 1822 году, путешествуя вместе со своим отцом по Италии, графиня Аграфена завела бурный роман с принцем Леопольдом Саксен-Кобургом (будущим королем Бельгии). Мемуарист А.Я.Булгаков, друг семьи Закревских, будущий московский почт-директор, писал:
«Все уверены, что она сюда не будет вовсе, а останется в Италии. Я слышал, что на бале во Флоренции Кобургский объявил А.Ф. (Аграфене Федоровне.), что не может ехать за нею в Ливорно; она упала в обморок и имела обыкновенные свои припадки»
«Желаю, что бы неправда была, что говорят о Грушеньке; но дело сбыточное : все станется с этой избалованной ветренницы. Некому ее унимать...И здесь так много о том же говорят, что я боюсь, что бы не дошло до Арсения.»
11 сентября 1823 : «Ох, жаль мне Закревского! Я давно об ней слышу дурное; все не верил, но, видно, дело так. Она была влюблена страстно в Шатилова; но этот, не успев ее образумить ничем, сказал мужу. И теперь, говорят, много проказ. Нет, брат, видно, карьера Арсения завершилась».

Братья Булгаковы «Переписка». Т 2. М 2010

Gelsingfors

Гельсингфорс, здание Сената.

30 августа 1823 года Арсений Закревский был назначен генерал-губернатором Великого княжества Финляндского и командиром отдельного Финляндского корпуса. Граф видел своей главной задачей ликвидацию особого статуса Финляндии и понимал сложность этой задачи. Перемены финны почувствовали очень быстро, влияние Сената и статс-секретаря были ограничены, а генерал-губернатор поражал всех своей работоспособностью , но поездками в Финляндию он тяготился. Зимы Закревские всегда проводили в Петербурге.
Аграфена Федоровна с удовольствием поехала с мужем в Гельсингфорс, и стала задавать там тон местной светской жизни. Она открыла там салон, в котором блистали красавицы сестры Аврора и Эмилия Шернваль, а так же молодые адъютанты Закревского: А.А. Муханов, Е.А. Баратынский (известный поэт), Н.В. Путята, граф Александр Армфельд и барон Карл Август Маннергейм. О тех событиях нам известно из сохранившегося дневника Муханова, в котором многие персонажи скрыты за условными именами. Закревская названа Мессалиной и Магдалиной, Закревский – Герцогом, а Армфельд – Мефистофелем.

Baratynsky

Евгений Абрамович Баратынский. Портрет работы Ж.Вивьен.

Сначала Закревская завела роман с Е.А. Баратынским, который обессмертил ее в стихах:
Как много ты в немного дней
Прожить, прочувствовать успела!
В мятежном пламени страстей
Как страшно ты перегорела!
Раба томительной мечты!
В тоске душевной пустоты,
Чего ещё душою хочешь?
Как Магдалина плачешь ты,
И как русалка ты хохочешь!
(1825г.)

Потом она оставила его и увлеклась графом Армфельдом, которому светская молва и приписывала отцовство дочери Закревских. )
Барон А.И. Дельвиг «Мои Воспоминания» т.2 стр 342)

Граф Александр Густавович Армфельдт (1794-1875), офицер, капитан гвардии, с 1820 женат на графине Сигрид Фредерике Oксеншерна, в 1821-1827 гг., был адъютантом графа Закревского, в 1831 году стал директором Финляндского банка, потом назначен товарищем (заместителем) Государственного секретаря, а с 1841 и до смерти сам стал государственным секретарем Великого княжества Финляндского.

Armfeldt

Портрет гр. А. Армфельда, работы И.Э. Линда, Museoviraston kuvakokoelmat Финляндия.

В конце 1825 года умер Александр I и граф Закревский привел всех должностных лиц Финляндии к присяге новому императору - Николаю I, который ему также покровительствовал.
Когда стало известно, что Аграфена Федоровна ждет ребенка, Баратынский писал Путяте : «...в Москве пронесся необычайный слух: говорят, что Магдалина беременна. Я был поражен этим известием. Не знаю, почему беременность ее кажется непристойною. Несмотря на это, я очень рад за Аграфену: дитя познакомит ее с естественными чувствами и даст какую-нибудь нравственную цель ее существованию. До сих пор еще эта женщина преследует мое воображение, я люблю ее и желал бы видеть ее счастливою».

30 июня 1826 года у четы Закревских рождается дочь – Лидия Арсеньевна. Ее крестными стали император Николай I и императрица Александра Федоровна. Арсений Андреевич был счастлив, он обожал свою единственную дочь и всю свою жизнь выполнял все ее капризы.

А.Я. Булгаков писал из Москвы:
3 июля 1826 года.
«Закревский должен был выехать сегодня рано: но жена, верно, его удержит, ибо жаловалась вчера, что целый день его не видела, и должна разлучиться с ним опять. «Завтра утром останусь для тебя нарочно подолее», был ответ. Много мешкать ему так же нельзя, имея письма к Императору от Государыни Марии Федоровны и Михаила Павловича. Императрица сама вызвалась и объявила Арсению, что она с Императором изволит крестить новорожденную его Лидию Арсеньевну. Аграфена Федоровна бодра, как ни в чем не бывало, сидит и ходит.»
30 декабря 1826 года.
«Слава Богу, что Лиденьке Чухонке лучше и что Арсений спокоен.»

SPb

К.Гампельн. Санкт-Петербург. Вид Невского проспекта.

Вскоре после рождения дочери, Аграфена Федоровна завела роман с А.С. Пушкиным, который в сентябре 1828 года писал Вяземскому : «...Я пустился в свет, потому что бесприютен. Если бы не твоя медная Венера (Закревская), то я бы с тоски умер, но она утешительно смешна и мила. Я ей пишу стихи, а она произвела меня в свои сводники».
В письме к Е. М. Хитрово Пушкин пишет: «Я больше всего на свете боюсь порядочных женщин и возвышенных чувств. Я пресытился интригами, чувствами, перепиской и т. п. Я имею несчастие быть в связи с особой умной, болезненной и страстной, которая доводит меня до бешенства, хотя я ее и люблю всем сердцем. Всего этого слишком достаточно для моих забот, а главное – для моего темперамента».
Пушкин посвятил графине Закревской стихотворение «Портрет»:

С своей пылающей душой,
С своими бурными страстями,
О жены Севера, меж вами
Она является порой
И мимо всех условий света
Стремится до утраты сил,
Как беззаконная комета
В кругу расчисленном светил.
Закревский в это время занимался службой и управлением многочисленными имениями. А.Я. Булгаков писал:

8 июля 1829 г.
«Кажется, и рано отправился я сегодня к доброму Закревскому, но не рано вернулся домой. На дачу явился в 8 часов; сказали, что почивает. Я пошел бродить по прекрасному саду: absolument Venise en jardin, все посмотрел и рад, что после декокта всего много походил... Закревский все мне сам показал, даже таскал на кузню и в винный погреб! после пошли в сад опять, он на Лидином острову в честь дочки посадил при мне каштан, выкопал сам яму и пр. ...Ну уж дом, вид, чистота, расположение, вкус, прелесть!!»
«Весь вчерашний день провел я у Закревского. Обедало человек с 30, как-то: Чертков, Волков, комендант, Озеров, Небольсин, Болховской, Анушкин и все habitués. Пили здоровье Лидиньки, поиграли кто во что горазд. К 7 часам стали съезжаться новые лица, Софья Александровна приехала со своими мамзелями... Пили чай на Лидином острову, потом пошли в дом и начался бал; две мои, да две Волковы только и были, а танцы не переставали. Ездили на иллюминированных лодках, объехали все иллюминации, ужинали.»
3 января 1831 г.:
«Отправя почту, поеду к Закревскому; скажу, что ты видел его жену, любовался Лидинькою. Ему получше, и ежели так продолжится, то думает 7 числа выехать в Тулу, оттуда воротится в Москву на одни сутки и отправится в Волочек на карантин; разве требовать будет надобность ехать в Киев. A propos du quarantaine, Закревский сказывал мне, что Дашков сидит уже в Шошинском карантине.»
24 августа 1831 г.
«Гельсингфорская холера очень меня сокрушает, а уехать оттуда графине с Лиденькою какая польза? Разве спрячешься от холеры? У Закревского и так есть горе. Мне сказывали вчера, что брат его отдан под суд...»

«Русский архив» 1902 кн 1.

moskow

Въезд императора Николая I в Москву во время холеры 1831 года.
Гравюра того времени.


Николай I неизменно благоволил Закревскому : в 1825 году ему была пожалован орден Александра Невского, в 1826 он стал сенатором, а в 1828 г. назначен министром внутренних дел, а 2 августа 1830 г. был пожалован в графы Великого княжества Финляндского. Но, затем, случилось непредвиденное : внезапно вспыхнувшая эпидемия холеры.
4 сентября 1830 года Закревский был назначен председателем Комитета по борьбе с холерой. Он пытался бороться с ней путем карантинов, но эти меры проводились непоследовательно и вызвали еще большее распространение болезни. Начались «холерные бунты», одновременно с начавшимся восстанием в Польше. В Москве и в Санкт-Петербурге император Николай I лично уговаривал разойтись возмущенных и испуганных горожан.
Закревский пытался оправдаться, но 19 ноября 1831 года он был уволен в отставку (формально по состоянию здоровья)со всех постов с мундиром и пенсией в 25 000 рублей в год. Есть сведения, что в 1833 у графини Аграфены Федоровны рождается вторая дочь – Ольга, но прожила на свете всего 2 месяца.

В отставке Закревский жил то в Москве, то в Петербурге, то за границей. К началу 1840-х г. дочь графа подросла, и необходимо было везти её в Санкт-Петербург. Если до этого Закревские зимой часто жили в Москве, то в 1840-е гг. Москву сменил Петербург. Прежнее влияние стало возвращаться, 20 апреля 1843 г. Лидия Закревская назначена фрейлиной двора Её Императорского Величества, а сам граф часто встречается с братом императора Николая I - великим князем Михаилом Павловичем, который постоянно вел с ним разговоры о возвращении на службу.

dom

Г.Боссе. Проект перестройки фасада дома графа А.А. Закревского. 1843 г.

В начале 1840-х годов, Закревскими был приобретен участок дома №5 на Исаакиевской площади, там находился двухэтажный особняк на подвалах с дворовыми флигелями в два и три этажа. В 1843 году архитектором Г. Э. Боссе был составлен проект перестройки здания. Дом был надстроен третьим этажом, дворовые флигеля также выросли на один этаж. Главный фасад здания приобрёл (одним из первых в Петербурге) черты без ордерного ренессанса. Там устраивались балы и светские приемы.
Лидия Арсеньевна в свои двадцать лет, стала красавицей-невестой с завидным приданым в триста тысяч рублей.
«В...салоне графини Воронцовой я сблизился с бароном Федором Андреевичем Бюлером. Однажды, сходя с ним с лестницы, после одного вечера у сказанной графини, мы увидали очень молодую девушку, невысокого роста, но очень хорошенькую (упираю на это прилагательное, потому, что кто знает ныне эту особу, трудно поверить моим словам), сидевшую в страдальческой позе на лакейской прилавке, в швейцарской, и со стоявшею перед ней озабоченною матерью. Мать эта была графиня Аграфена Федоровна Закревская, а девушка – ее дочь Лидия Арсеньевна, оступившаяся и повредившая, впрочем незначительно, ногу при сходе с лестницы.»

Записки графа М.Д. Бутурлина. «Русский Архив» 1897 кн.3

Lidinka

графиня Лидия Арсеньевна Закревская. Литография с портрета работы А.Калашникова.
Научная библиотека МГУ. Москва.


Сначала родители планировали выдать дочь за князя А.В. Мещерского (1822-1900), офицера Оренбургского уланского полка, который в мемуарах вспоминал:
«О семействе князя Петра Андреевича Вяземского я уже говорил. Я его тоже часто посещал и всегда был родственно принимаем всеми его членами, хотя собственно родства между нами не было. Старушка-княгиня, разделяя слабость многих пожилых дам, всегда озабоченных устраивать судьбу молодых людей, возымела доброе намерение, для моего благополучия, и меня пристроить . Предметом сватовства была на этот раз молодая графиня Лидия Арсеньевна Закревская, с матерью которой княгиня находилась в дружественных отношениях.
Я имел случай познакомиться с молодой графиней во время моего пребывания в Гельсингфорсе, года два тому назад. Тогда, несмотря на свой 18-летний возраст, благодаря своей резвости, она казалась совершенным подростком: однако, она своими остроумными и ребяческими выходками меня очень заинтересовала. Теперь ей исполнилось 20 лет: она была небольшого роста, хорошо сложена, широкоплечая девушка, со свежим цветом лица, с румянцем на щеках и с большими голубыми глазами, при чем мелкие черты лица ее были довольно миловидны.
Граф Арсений Андреевич Закревский в это время отделывал только что построенный им огромный дом против Исаакиевского собора, в котором он собирался давать большие балы по случаю наступившего совершеннолетия своей обожаемой и единственной дочери. Я был приглашен туда родителями, принимавшими меня ласково, на все их балы и вечера. Я скоро стал посещать дом Закревских и вне больших приемов, т.е. совершенно запросто: но сколько помню, и в это время в графине-дочери ничего не находил, кроме очень молоденькой, резвой девушки по развитию гораздо моложе ее действительного возраста и ничем на свете не интересующейся, кроме ребяческих шалостей.
Не смотря на это явное несоответствие между мной и молодой графиней, я продолжал часто ее посещать. К этому побуждали меня, столько же ласковый прием ее родителей, по видимому, доброжелательно относившихся к этому сватовству, сколько мысль о супружеской жизни, столь для меня новой и привлекательной. Когда я пробовал выяснить самому себе, какого рода чувство я питал к молодой графине, я приходил к заключению, что влюблен я в нее не был.
Между тем врожденное во мне рыцарское чувство идеализировать всех женщин влекло меня к Лидии Арсеньевне и заставляло искать в ней то, чего в действительности тогда в ней не существовало и чего она ни внушить ни понять не могла.
Таким образом, это сватовство кончилось ничем, к крайнему сожалению доброй княгини Вяземской, которой на этот раз не удалось устроить судьбу столь интересующих ее молодых людей.»

Воспоминания, князя А. В. Мещерского, 1901,

Tags: картинка, книжка, мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments