форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Планы в планах

Оригинал взят у diabaz в Планы в планах
Оригинал взят у diabaz в Планы в планах


Исторические карты Петербурга характерны тем, что они редко являются чисто фиксационными, отражающими то, что существовало на текущий момент времени. Почти всегда в них присутствовал перспективный элемент – то, что только задумывалось, планировалось, проектировалось. Они словно иллюстрации к альтернативной истории – как мог бы выглядеть город, если бы он стал развиваться не так, а иначе.
В этой записи я решил собрать некоторые интересные «планы планов», которые и предлагаю поразглядывать во всех деталях. Тем более что старинная картография сама по себе очень красива. Почти все картинки по щелчку открываются в новом окне в увеличенном виде.

Первое время после основания города Пётр не мог уделять ему достаточного личного внимания. По его собственному проекту были заложены только крепость и Адмиралтейство. Вокруг этих двух центров начала складываться стихийная застройка – Морская, Немецкая, Татарская и другие слободы. Чёткий план строительства отсутствовал, и ранний Петербург представлял собой типичный средневековый посад с кривыми немощёными улочками и одноэтажными деревянными домами.
Ко времени перелома в Северной войне и официального перенесения столицы на берега Невы, Петр столкнулся с проблемой. Его взгляду предстал уже сложившийся населённый пункт с 8 тысячами жителей и с такой застройкой, которая совершенно не соответствовала его понятию регулярного города.

Вопреки распространённому мнению Васильевский остров далек не сразу был определён в качестве будущего центра города. Более того, в 1712 году у Петра возникла идея устроить основную часть города на острове Котлин и только постоянные угрозы шведского флота заставили его изменить это довольно странное решение. Затем переселенцам стали нарезать участки на Городской и Адмиралтейской сторонах, а позднее на Московской и Выборгской сторонах, которые были более высокими и сухими. И только в 1715 году царь вероломно отобрал у Меншикова подаренный восьмью годами ранее Васильевский и окончательно определился с местом.

К этому времени и относится первый проект планировки города, составленный Доменико Трезини. Тогда же были введены градостроительные нормативы, обязывавшие прокладывать улицы, только прямые и в 5–10 раз шире, нежели тогда было принято в Западной Европе и России, направлять их на высотные доминанты, объединяя в геометрически четкие кварталы.



Это один из самых известных первых планов Петербурга – чертёж нюренбергского картографа Иоганна Хоманна, созданный в 1716–18 годах. Вид Городского (Петроградского) острова является иллюстрацией того, о чём я говорил в самом начале – в западной части острова изображена существовавшая в то время застройка, а восточная часть это схематический «проект освоения».
Не уверен также, что все квадратики с подписью «Бояренгоф» на Стрелке и нынешней Петровской набережной были так уж освоены боярами – возможно, что это только нарезка участков для будущего «элитного жилья». А вот Александр Данилыч к тому времени уже успел размахнуть своё имение от одного рукава Невы до другого.



Васильевский остров дан в проектном варианте. Его планировка соответствует проекту Трезини, утверждённому Петром I. Очень эффектно смотрится береговая фортификационная система по контуру. В северной части острова намечалось создать две большие площади и «Сад для прогулок всех людей».
На Берёзовом (Аптекарском) острове видны Аптекарский огород и немецкое кладбище. На Петровском острове обозначена усадьба сестры царя – Натальи Алексеевны, а в районе пересечения нынешних пр. Чернышевского и набережной Робеспьера есть домик, помеченный как Cron Prin Palast, который, видимо, принадлежал царевичу Алексею, очень скоро ему уже не понадобившийся.



Просьба также обратить внимание на надпись, которой помечена Выборгская сторона. «Финляндиш», однако! В качестве лирического отступления, отмечу, что меня в последнее время стали слегка бесить люди, которые переезжая реку Сестру, скраивают многозначительную физиономию и изрекают окружающим: «Вот и Финляндия!» Чего здесь больше – показушного «знания» истории или либерастического самоуничижения – я не знаю. Исходя из представленной картинки, предлагаю всем желающим произносить эту сакраментальную фразу на перегоне Чернышевская–Площадь Ленина.



Адмиралтейство в те времена было основательной крепостью, на плане можно увидеть его пять бастионов. Направление Невского и Вознесенского проспектов ещё не устоялось, и они идут под странным углом и изгибом. Причём начинаются не от центра постройки (башни тогда ещё не было), а от куртины между бастионами. Видимо, от ворот.
Впечатляют густые леса между Мойкой и Фонтанкой и юге Литейной части.






План Георга Буша (на путать с обоими Джорджами!) создавался перед заграничной поездкой Петра в политических целях – для рекламирования достижений России в строительстве новой столицы. В 1703-18 годах город размещался в восточной части Городского острова, остальные территории официально числились предместьями. Уникально было то, что одновременно создавался и город и зона пригородов, такая «петербургская агломерация». Кроме того, ни одна столица Европы не имела такой регулярности построений.

Раз это «пропагандистский плакат», то на этой карте меньше уделено внимание реальности, а сделан больший упор на планируемые проекты. Например, какая строгая сетка улиц Литейной части – ее даже не могут сбить изгибы невского берега в районе нынешней Синопской набережной! Руины Ниеншанца, видимо из политических соображений, не показаны (дело уже прошлое!), хотя на плане Хоманна они есть.

Васильевский практически полностью повторяет предыдущий план. Единственно на что хотелось бы обратить внимание: многие считают, что каналы планировалось прорыть по всем линиям. Однако это не так. На обоих планах хорошо видно, что они предполагались через две улицы на третьей. Также показаны проекты двух перекрещивающихся каналов в восточной части Петроградки параллельных рукавам Невы.



Ещё на этом плане можно лучше понять, где были реальные постройки, а где только проведено межевание. На многочисленных клеточках Литейной части и Городского острова домики изображены от силы только на пятой части всех участков.

Или вот «Невская першпектива»: она начинается уже от центра Адмиралтейства и идёт строгой прямой линией до Лавры. Есть городская легенда, что излом Невского в районе Лиговки связан с тем, что его прокладывали с двух сторон и бригады «неправильно встретились». Я же думаю, что наши предки были не такие дураки, и излом этот сделан намеренно. И вот почему. Гороховая отходит от корпуса Адмиралтейства под прямым углом. Вознесенский проспект ориентирован по оси север-юг. Поэтому симметричный ему Невский просто обязан был иметь именно тот угол, который есть у него сейчас.



Более того, от Александро-Невской Лавры тоже предполагалось отложить три расходящихся луча и если бы в казне хватило денег, то это был бы просто шикарнейший ансамбль. Ну просто Петергоф для монахов!
Вообще, лучевая планировка была очень популярна среди первоначальных идей построения города. Георг Маттарнови даже предлагал вариант из 11 (!) лучей, сходящихся к башне Адмиралтейства. В этом была и определённая логика, а не только архитектурный приём: ведь верфь была «градообразующим предприятием» города и кратчайшие пути к ней были практически важны.

Итак, мы рассмотрели всего только две карты, а пост уже получился довольно большой. В связи с этим я решил разбить его на несколько частей для удобства чтения.
Продолжение следует.




Tags: архитектура, мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments