форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Портал

Очень сложно писать о Риме. И невозможно рассказать о нем человеку, который не знает его или не успел полюбить за краткую экскурсию. Или просто относится к нему как этимолог к экзотической бабочке. Однако я все равно буду пытаться. Потому что Рим это не то что ты видишь. Скорее то, что увидеть никак нельзя.

Район неподалеку от Пантеона, что был прозван Пинья – один из старейших кварталов города. И на том месте где теперь высятся инсулы (многоквартирные дома), располагался ранее невероятный для городского масштаба Серапеум. http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/93037/Серапис


IMG_7541 (1).jpg
Карта квартала

Ныне это странное место. Оно всегда меня привлекало. Своей какой-то величавой заброшенностью. И, конечно, тишиной. В этих тесных, грязных и на первый взгляд опасных узких переулках, нет никакой иной достопримечательности кроме древнего мраморного саркофага, в который на протяжении тысячелетий день и ночь льется вода.



Мне нравится сворачивать с шумной улицы дабы вкусить дух Древнего Рима, который так просто здесь уловить. Впрочем, обнаруживаются тут и улики человеческого присутствия – пустые пластиковые бутылки, например, брошенные возле источника. А ровно напротив - вход в давно закрытый театр, о чем гласят наполовину сорванные буквы. Иногда я встречаю здесь и людей. Точнее их подобия. Те, кому положено выгуливать собак за небольшую плату, прячутся тут от палящего солнца у домов, с вечно закрытыми ставнями. Собаки терпеливо лежат на мостовой тяжело дыша, а их сопровождающие недовольно морщатся на редкого путника. И только ряды небрежно брошенных крошечных малолитражек напоминают о том, что где-то там, за резкими поворотами мощенной булыжником дороги течет иная, веселая, бестолковая жизнь.

IMG_7447.JPG

А чуть отступая от линии застройки таится тут и неприметный храм. К его светлому фасаду «испорченному барокко», ведет условная аллея из высоких ухоженных растений в глиняных кадках. Ни раз я останавливалась возле святилища, чтобы с удовольствием прочесть его кратко изложенную историю. Согласно письменным источникам это место определенно как место силы в начале первого века до Рождества Христова. Целла нынешней постройки была посвящена Серапису. Я так и не добралась до подробных карт Древнего Рима, но обращаясь к доступным материалам обнаруживается, что гигантский Серапеум, который простирался более чем на два современных квартала, теперь свернулся до крошечного пространства за скромным фасадом.

IMG_7450 (1).jpg
План храма

В надписи перед церковью указано, что при Папе Пасхалии Первом - в начале 9 века, капище было освящено христианской религией. А спустя еще столетия - в 12 веке, церковь расширена (если только возможно так сказать). По крайней мере у нее появилась колокольня, украшенная мраморной шишкой – символом бессмертия, одним из знаков древнего божества. Материалы для создания постройки были в прямом смысле этого слова добыты из развалин Серапеума. И как дополняет эти сведенья надпись: «Ассиметричный интерьер базилики сохранился со времен Пасхалия и представляет собой три нефа, разделенных 12 колоннами из трех различных сортов гранита. Ионические капители колон лепные, созданы по эскизам декоратора G. B. Feraboschi во время реставрационных работ в 1640-х. А в середине 19 века, на месте утерянной мозаики, неизвестный художник исполнил в алтаре фреску посвященную Святой Троице, тогда же уложен и новый пол из уцелевшего мрамора сгоревшей базилики святого Павла». На мой взгляд завораживающие факты. …

А если учесть что именно на этом месте в ходе раскопок была обнаружена и та самая бронзовая сосновая шишка – пинья, что украшает теперь бельведер Ватикана и благодаря которой этот квартал получил свое название, то связь времен и значимость этих молчаливых проулков у меня не вызывает сомнения. Конечно, если постараться, то можно узнать и больше. Например о том, что храм этот принадлежит братству сильвестринцев с 13 века, и ведь до сих пор они там служат. Известно и то братство прославлено аскезой и что вначале орден вроде отталкивался от францисканского устава, но в 20 веке братья примкнули к бенедиктинцам и так далее и тому подобное (подробнее: Л. Карсавин Очерки религиозной жизни в Италии XII-XIII веков)

Но мне хотелось написать совсем о другом, однако без столь многословного предисловия описать произошедшее было бы невозможно. (подробнее о храме http://web.comhem.se/~u13117202/sstefcacco.htm. ЗЫ. есть расхождения в табличках храма и в представленной по ссылке информации)

Позавчера, проходя по полюбившемуся мне маршруту от проспекта Витторио Эммануэла в сторону церкви Санта Мария сопра Минерва, я неожиданно обнаружила у входа в храм сильвестринцев, живое существо. Эта женщина, на первый взгляд весьма приличная синьора, вообще-то мне знакома, она ночует то на паперти церкви святого Игнасия, то болтается возле Иль Джезу. Впрочем я не сразу узнала ее. Она столь любовно обирала листья уставших от жары пальм, что я уверилась в ее полнейшей добропорядочности. Подумала что за чудо – хозяйка тенистой квартиры, расположенной в бывшей келье, любезно заботится о крошечном общем сквере. Оказалось это не совсем так. Неподалеку дремал бродяга – ее спутник, а она лишь просто воссоздавала для себя картину безмятежной жизни в райском саду. Мы разговорились сначала про цветы и наконец я приступила к важному вопросу. Я спросила: Отчего храм этот всегда закрыт? - Нет не закрыт! Открыт! Воскликнула она. Здесь каждый день есть служба. Приходите ровно в семь и сами убедитесь. Она беззащитно улыбнулась мне своим щербатым ртом и я решила что это добрый знак - получить такое приглашение. И значит мне непременно ровно в семь, сегодня же надо быть тут, пока опять, неведомым мне ветром меня не унесет куда-то (что впрочем и случилось на следующий же день)).

Несмотря на лень и хлопоты по дому (к нам снова приехали друзья и нужно было приготовить комнату), я настояла чтобы мы отправились в тот храм. Муж поворчал и стал неспешно собираться. Я же словно предчувствуя, очень спешила и с первым звоном колоколов зовущих к службе, кубарем скатилась по лестнице. В страшном нетерпении помчалась я к храму.

Но картинка в переулке была на удивление привычной, а дверь церкви плотно затворена. Я растерялась. Неужто все-таки закрыто? В отчаиньи рванула я тяжелое старое дерево и оно неожиданно легко послушалось. Луч света выхватил из полумрака три фигуры, которые покоились в высоких креслах алтаря. Не знаю кто из нас был больше изумлен – мы, которые обнаружили пространство наполненное молитвой, или эти странные люди, одетые совершенно по-светски. Но первое на что я обратила внимание - один из служителей был черный, другой цвета кофе с молоком и третий белокожий. Все они были далеко немолоды и весьма суровы. Мы почувствовали что не имеем никакого права тут пребывать и тем не менее, из какого-то детского упрямства, тихо опустились на скамьи. Не шевелясь внимали мы размеренному бормотанью на латыни.

Привычная и чрезвычайно краткая их служба производила впечатление какого-то древнего заговора. Рождалось впечатление что мы присутствуем при странном, тайном обряде. Нашептовании, что оживляло тени. И не успела я даже начать фантазировать, как все было кончено. И трех минут не прошло как двое из хранителей захлопнув священные книги, исчезли. Словно испарились. И только старый белый человек неспешно подошел к нам и молча, услужливо пригласил на выход.

Мы вышли на улицу. Казалось звуки колоколов так и не успели растаять в сером, предгрозовом небе. В недоумении от происшедшего мы все еще стояли на пороге, когда за нами захлопнулась и тщательно закрылась дверь. Мы переглянулись. Что это было? Мы сделали пару шагов и натолкнулись на стайку голубей. Их было трое. Один почти что черный, другой коричневый (ну кофе с молоком) и третий белый. Они смотрели на нас не шевелясь. Не разлетаясь – разглядывали. Я обычно так проверяю сны. Если разлетаются - значит все правда. Я обернулась – нам отрезала путь ко храму черная как ночь большая кошка. Здесь кошек на улице – ну просто не бывает! Впервые вижу. Она коварно щурилась, как будто выжидала, смотрела что теперь мы будем делать. Стало не по себе.

Мы постояли в молчании. Понадобилось время чтобы картинка приобрела подобие реальности. И только нам удалось вернуться к осязаемому миру – как тотчас разлетелись голуби да и сама Кибелла исчезла. Чинно прошествовали мы до дома, но до сих пор не перестаем переживать те странные минуты.

* как жаль что времени все положить толково нет
Tags: Рим, сугубо личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments