форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Путями Пьеро дела Франческо - 2


1. Картинка Вики. Вид на город Урбино и замок https://ru.wikipedia.org/wiki/Федериго_да_Монтефельтро

Игрой крайностей и противоречий называет Виппер палаццио Дукале в Урбино – произведение архитектора Лучано да Лаурана. Годы создания: 1478-1483. Непреступный дворец герцога - главы войска наемников, стоит на гребне горного холма. Здесь отдыхал после битв прославленный мужеством непобедимый воин Федерико. Суровый солдат, вдумчивый политик и великий меценат – он собрал в своем замке ярчайших представителей своего времени – математиков, архитекторов, художников, мыслителей, и стал проводить с ними свое время. Кроме того, по средневековой рыцарской традиции, он принимал на воспитание сыновей не только местного дворянства, но и других правителей. Его двор называют одним из самых пышных и славных на целую эпоху Возрождения. И при нем действительно взросло немало талантов, не только военных – Рафаэль, Браманте…

Муратов пишет так: «Построенный на месте старого Кастелло, расположенный причудливо на гребне холма, пологого в одну сторону и обрывистого в другую, Урбинский дворец явился не единым зданием, имеющим единый главный фасад, но сложным комплексом разных уровней, внутренних дворов, зал, кабинетов, лоджий, часовен, переходов и служб. Здесь все выросло органично из той яркой жизни, которой все здесь было переполнено. И мы легко прощаем дворцу Лаурана и Федерико отстутствие единого аспекта ради этого веяния жизни, ради какой-то острой грации и особенной чистоты пропорций всех естественно сросшихся вместе несимметричностей.

Несмотря на многовековое свое запустение, урбинский дворец до сих пор производит впечатление редкого богатства, изящества, убранственности. В комнатах, где отдыхал от битв мужественный Федериго и где боролся с недугом хрупкий его сын, Гвидубальдо, не осталось ни мебели, ни ковров, ни картин, ни статуй, ни книг. Все пусто и голо здесь, но цела изумительная скульптурная обработка дверей, окон, каминов, сбережены сокровища тонко изваянных пилястр с канделябрами и трофеями, фризов с амурами, гирляндами плодов и гербами, неприкосновенны ни с чем не сравнимые интарсии в кабинете Федериго, где выложенные из кусочков драгоценных дерев книги, музыкальные инструменты, приборы астролога и геометра, доспехи воина существуют, перестав существовать. Весь вкус и дух того времени, все спиритуальное начало той жизни сохранены здесь, и, проходя по ренессансо-улыбающимся каким-нибудь одним каменным завитком, какой-нибудь простейшей пропорцией одного окна, покоям, мы легко можем презреть всякое материальное опустошение.

Из кабинета Федериго мы выходим в лоджию, висящую высоко над городом и над пейзажем сельских окрестностей и обступающих все горизонты гор. Виды Урбино суровы: о продолжительности зим здесь свидетельствуют многочисленные и огромные камины дворца, и долго, долго весной белеет здесь снегами вершина Монте Катрия. Кто видел из окон Урбинского дворца эту вершину, тот должен был вспомнить строки, которыми кончается "Il Cortigiano". Книга Бальдассаре Кастильоне, такая странная для нашего времени, была пережита ее автором здесь, и в этих комнатах, на этих террасах звучали ее диалоги о благородстве, о чистоте языка, о совершенстве любви, которые давно перестали звучать как бы то ни было для переставшего прислушиваться к подобным вещам человеческого уха.

"…Синьор Гаспаро уже собрался ему отвечать, но герцогиня сказала, что пусть будет судьей им мессер Пьетро Бембо, и на его решение пусть останется спор их: способны ли женщины испытывать любовь божественную так же, как мужчины, или же нет. "Но так как прения ваши, - сказала она, - могут быть продолжительны, то хорошо было бы отложить их до завтра". - "Или, вернее, до нынешнего вечера", - заметил мессер Чезаре Гонзага. "Каким же образом до нынешнего вечера?" - спросила герцогиня. "Таким, - ответил ей мессер Чезаре, - что настал уже день", - и он показал ей свет, который стал пробиваться сквозь щели ставен. Все поднялись тогда на ноги с величайшим изумлением, потому что не казалось им, будто беседа их затянулась долее обычного, но оттого, что начали ее позднее и по причине ее занимательности, забылись они так, что не заметили времени, и не было среди них никого, кого стало бы клонить ко сну, как и случается всегда, если обычный час сна проведен в бодрствовании. Раскрыв таким образом окна в той части дворца, которая глядит на высокую вершину Монте Катрия, они увидели, что на востоке уже занялась прекрасная розовая заря и что исчезли все звезды, кроме сладостной правительницы небес, Венеры, которая царствует в границах дня и ночи и от которой, казалось, веяло дыханием, наполнившим воздух ощутительной свежестью и заставившим вздрогнуть рощи окрестных гор, пробуждая в них хоры утренних птиц. И тогда, все с величайшим почтением откланявшись герцогине, разошлись по своим комнатам без всякого света факелов, ибо уже было достаточно им света родившегося дня…"»


2. Картинка по запросу в интернете Палаццио Дукале. Вид на внутренние дворы.

Эти изначально средневековые постройки укреплений включают в себя и рельеф горной местности, и новый ансамбль в основе которого лежит дворец, и его висячий сад, а его двор, образованный двумя корпусами - открыт городу.


3. Картинка Вики. Парадный двор палаццио.


4. Телефона. Городская стена палаццио.


5. Телефона. Городская площадь Урбино. Утро. Вид на стену дворца и городской собор.

Мощный и мрачный с подступов, строгий с фасада городской площади, замок феодала прячет в себе беззащитно изысканный внутренний двор. Жилище поражает грандиозными размерами теперь уже пустых парадных залов и множеством бесподобно исполненных резных каменных деталей и инкрустаций.

Такое внимание ко всякому предмету, к которому бы не обращался человеческий взор, безусловно, вызывает любопытство к самой фигуре хозяина дома. http://www.art-history.ru/italyanskie-dvoryi-i-klassika/obraz-vlasti-5.html Конечно, одна из самых знаменитых комнат замка – его кабинет. Сохранилась и хозяйская деревянная опочивальня. В замке много чудес. Но мое воображение поразил - вход в дом из конюшни.


6. Фото. Телефона. Портик входа в капеллу.

Пройдя по многочисленным лестницам и гигантскими светлыми залами, стены которых раньше украшали гобелены и огонь в каминах подходящих для приготовления быка, разглядев в специальных залах все бесценности художественной коллекции герцога – здесь картины и отца Рафаэля и сам Рафаэль, и Джакомо делла Гатто, Пьеро делла Франческа, и многие невероятные другие. Великие художники. И побывав уже в рабочей комнате, и в приемной герцога мы устремились на выход. Так обнаружили неприметную лесенку вниз.

Лесенка эта вела в самое подножие замка. Из-за того что многие помещения перекрыты для удобства работы музея и еще потому что у музея нет человеческого каталога (!) и сайта (!), я забыла в какой части гигантского замка, но в одной из башенок. Слева, если смотреть с этой точки


7. Картинка Вики. Вид на лоджии палаццио Дукале

Оглядев гулкие сводчатые помещения, где раньше располагались склады, солдаты и лошади, вдруг обнаруживаешь нишу и дверцу – в пору одному протиснутся. Я даже не сразу сообразила двинуться в ту сторону. Хорошо что обратила внимание на людей – будто они вышли из стены, если смотреть из дальней комнаты. Таково хитроумное оптическое устройство. За той щелью небольшая путаница маленьких помещений, давно потерявших свои функции оттого неотличимых от тупиков. Но два очень небольших пространства располагаются одно за другим – амфиладой. Если ей следовать, то в итоге небольших приключений - спусков и подъемов, ты окажешься наверху - в хозяйском кабинете.

Но здесь, глубоко под ним, в толще стен - белая комната для омовений. Крохотный бассейн – чуть больше современной джакузи, расположен ниже пола и несколько плоских ступеней степенно ведут к нему. А за ванной или перед ней, смотря как двигаться – молельня. Если из дома пойдешь, то через ванную и приклонишь колено в капелле, да на коня. А если вернешься домой - так ведь первым делом возблагодаришь Господа, а потом уж кровь смывать.


8. Телефона. Капелла палаццио Дукале

Я, к сожалению, не знаю кто создатель этой удивительной архитектурной реальности. И уцелело ли его имя на скрижалях истории. Но игра камня здесь исполнена таким сдержанным и убедительным достоинством, что эта комната шириной полтора метра и длинной около двух с половиной поражает величием. Это суровый, справедливо сказать – лапидарный символ веры.


9. Телефона. Я пытаюсь посмотреть на пространство и зафиксировать его с той точки зрения, для которой был предназначен оптический эффект.

В центре композиции находилась небольшая статуя, вероятнее всего, Девы Марии. Впрочем, я думаю тут нужно делать целое исследование – какая статуя стояла здесь при жизни Федерико, почему, что же это значило и где искать ее теперь. Бриллиант композиции нами утерян. Осталась лишь его оправа, но и по ней можно судить о его достоинстве.


10. Телефона. Попытка зафиксировать подробности архитектуры. Приблизительно так выглядит алтарь с колен.

Вот такая шкатулка, сокровищница, тайная драгоценная комнатка живет в толще древних стен замка «идеального города». Города прославленного не только военной доблестью, но уникальным собранием рукописных книг и целым обществом создающим образцы художественной мысли. Людей повлиявших на мир и на такие штуки, как например, сложение науки алгебра.


11. Телефона. Прощальный взгляд.

Так описывает хозяина дома прославленный Буркхардт: «В лице Федериго, независимо от того, был ли он настоящий Монтефельтро или нет, Урбинское герцогство имело одного из достойнейших представителей самодержавия… Летопись говорит о нем и его приемниках: «Они строили общественные здания, поощряли земледелие, вели мирную жизнь и держали многих на жаловании – народ любил их». Двор в таких руках является хорошо расчитаным и хорошо распланированным во всех отношениях «предметом искусства».

Фредерико содержал при себе 500 человек. Придворные должности распределены были тщательнее, чем при дворах огромнейших монархий, но при этом ничего не тратилось даром, и все до последней мелочи имело свою цель и строго контролировалось. Здесь не водилось игры в кости, ни порочных развлечений, ни праздной болтовни, так как герцогский двор служил вместе с тем военно-воспитательным учреждением для сыновей других государей и князей, и герцог считал результаты такого воспитания делом чести. Построенный им для себя дворец отличался не внешней роскошью, но удобным расположением помещений, здесь он собрал знаменитую библиотеку – лучшее сокровище, каким мог гордится. Он сознавал себя безопасным среди своих подданных, так как был каждому чем-то полезен и никого не разорил, а потому ходил невооруженный и почти без провожатых.

Ни один государь не мог позволить себе в то время, так спокойно гулять в садах, отдыхать и есть за столом, в присутствии многих посторонних, слушая в то же время чтение из Тита Ливия, смотря по тому который был день, или божественных книг. После обеда он читал древних авторов и посещал монастырь Кларисс, где у решетки вел беседу с игуменьей о религиозных предметах. Вечером он охотно руководил упражнениями молодых людей на лугу Святого Франциска, откуда открывался великолепный вид, и наблюдал за правильностью и ловкостью движений. Особенно он старался быть всегда приветливым и доступным, посещал мастерские художников, работавших по его заказу, во всякое время принимал желавших его видеть, и старался удволетворить просителей, по возможности в тот же день. Неудивительно, таким образом, что многие когда он шел по улице, преклоняли колена и провожали его словами: “Dio ti Mantegna, Signore!”, а мыслители того времени называли его «Светом Италии».


12. Вики.«Портрет Федериго да Монтефельтро и Баттисты Сфорца» — знаменитый парный профильный портрет эпохи Ренессанса работы Пьеро делла Франческа, изображающий урбинского герцога и его жену. 1472.
Tags: Италия, или о том как я залечила текст, путешествие, сугубо личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments