форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

как это было. раз

Решила баловаться. Сделать серию подборок фотографий года уходящего. Поскольку фотографий очень много, то поставила себе строгие условия. Каждый из постов будет иметь свою тематику. В данном случае только Рим. И только интерьеры. Вот пока пишу сообразила – надо было еще точнее формулировать – например только фрески или только купола, или только дворцы, но фотки уже загружены и лень переделывать. В другой раз буду внимательнее. Думаю впереди и путешествия, и пейзажи, и даже оказалось возможным невозможное – портреты моих друзей. Удивительно, но оказывается раз в месяц меня непременно кто-нибудь навещает. Ну портреты это все же слишком личное, а вот все остальное будет интересно разбить по темам. Итак часть первая



Январь


Фреска из капеллы Св. Сильвестро. XIII век. Капелла хранит сцены из жизни Константина Великого и Святого Сильвестро. Чрезвычайно редкий для Рима памятник. В Риме практически не сохранилось Средневековья. Однако монастырь-крепость хранит в себе не только эту капеллу, но и дворик для размышлений – клоустер, и еще несколько залов, с росписями XII века. Внутренние помещения стали доступны публике только в прошлом году и я упрямо поднимаюсь по почти отвесной улочке за Колизеем снова и снова, но никак не могу попасть в отреставрированные залы. Для меня они закрыты, так что наверное и в начале этого года, непременно попробую еще раз. Впрочем в посещении монастыря августинок есть особое очарование. Удача, если попадешь на службу. Устав монастыря подразумевает непременное пение во время служб, оттого у всякой монахини прекрасный голос и когда слышишь их гимны под скромными сводами ничего другого как сравнение с ангельским пением и в голову не придет. Храм монастыря dei Santi Quattro Coronati (Четырех мучеников) был основан в 314 году Папой Мильтиадом, выходцем из Северной Африки, откуда родом был и Святой Августин. Во время захвата Рима норманнами в 1084 году, монастырь был обращен в настоящую крепость и согласно некоторым источникам достойно выдержал бы осаду, не случись здесь великий пожар. Перестраивалась обитель несколько раз в VI, IX и XII веке и хранит суровый, аскетичный дух несчастной и обедневшей столицы. Впрочем о нем, конечно же нужно написать поподробнее. И еще про то как в пустующем дворе сложно обнаружить крошечную дверцу, и про то как нужно подходить к зарешеченным окошечкам и тихонько дергать за веревочку колокольчик, и про то как красиво разносится нежный звон под высокими сводами, и как звучат в гулкой тишине шаги, и про то какие разные сестры, что гигантским ключом открывают перед тобой ту или другую дверь…

Февраль.



Роспись потолка барочного театра Арджентина. Зеленый хром по дереву с красной киноварью бархата. Яруса лож, в которых невозможно выпрямиться в полный рост. Игрушка. Каприз. Расписная шкатулка. Одно слово – барокко. На площади Largo di Torre Argentina, которая известна тем, что на ней располагаются развалины четырех древнейших храмов, на ней же белеет и скромный современный фасад. Догадаться что внутри скучного-скучного здания таится истинная жемчужина, карманный театр на 600 мест с уникальной сценой и представить невозможно! Таков Рим. Он ослепляет привычными открыточными видами, но чтобы познать его душу требуется много времени и труда. Как писал Гете: «Чем дальше едешь по морю, тем более глубоким становится оно. То же можно сказать и о Риме». Экскурсия по (в прошлом частному) театру Сфорца Чезарини (построен в 1732 году), раскрывает тот самый Рим. Для начала уводят по узким лестницам глубоко под сцену, да что там под землю. Так оказывается что место не поменяло своего назначения. До нашей эры здесь располагался гигантский театральный комплекс, колоны второго яруса которого еще можно увидеть в стенах зданий возле моста Понте Систер – что почти в километре от площади. Теперь все это жилые кварталы, а раньше тут тянулись колоннады, дарующие зрителям прохладу во время представлений. На субструкциях древнего здания выстроен храм искусств, покоряющий сердце всякого, кому посчастливилось оказаться внутри.

Март



Очень долго раздумывала какую фотографию выбрать из этого месяца - весь март мы болтались по городу безо всякой передышки. Решилась все же на одну из любимых своих мозаик в аписде церкви Козьмы и Дамиана, что расположена на Форуме, точнее по ходу via Sacra (Священной дороги). Храм перестроен из античного, но по воздействию это одна из самых сильных христианских церквей. Очень неожиданное, непривычное пространство. В нем присутствует та самая ранняя «римская монументальность» у которой особая лексика, особый язык. Искусство этого периода торжественное и мощное, как и пока сама Империя. Здесь нет изящества, нет стремления усладить зрителя, его успокоить. Это как удар током. Стой! Смотри! В золотом хитоне, на так называемых апоколептических облаках, прием который будут позже использовать в иконописи вновь и вновь, возвышается фигура Христа. Он указывает на птицу Феникс, которая означает здесь Воскресенье. Такая же птица есть и в еще одной ранней римской мозаике, но вскоре она исчезнет из молитвенных образов, будут найдены другие способы указания на Вечную жизнь. Но в этом храме, как не занятно, это единственное понятное и близкое - хрупкое и трогательное. Это единственный образ, который подает надежду в пространстве исполненном нечеловеческого величия.

Апрель


Палаццио Колонна. Один из грандиознейших дворцов Рима. И снова - сколько туристов бредет вдоль глухих стен не догадываясь об истинной сокровищнице богачеств которой хватило бы на несколько крупных музеев и галерей. Но я все собираюсь написать о дворце, поэтому «настоящие» фотки пока не покажу, все не теряю надежды собраться с силами. Решила положить не знаменитые парадные залы Бернини, но частные покои, которые открыты для публики были совсем недавно, буквально в этом году, со смертью их жилицы. Семья все еще живет там, но покои великой старухи, которая до последнего вздоха была причастна к деятельности черной аристократии - теперь доступны раз в неделю для посещений. Вот кусочек амфилады – одна из множества ее всего лишь проходных комнат.

Май



Chiesa di Sant’Ivo alla Sapienza . С маем чуть проще – раз в апреле Бернини, непременно должен быть рядышком и Борромини. Купол храма ла Сапиенца – часовни римского университета. Я так люблю этого безумца, что даже не знаю что еще сказать. 1662 год.

Июнь



Каваллини. 1309 г. Редкая удача! Во-первых фотогрофировать нельзя, а я все же ухитрилась прямо перед носом очень строгой и очень старой монахини. А во-вторых до этого мы дважды опаздывали на этот Страшный суд. Остатки росписи находятся внутри монастырской церкви Санта Чечилия. Пускают раз в неделю и в течении часа. Так близко видеть руку мастера – бесценно. Каваллини, придерживаясь византийской традиции, впервые предлагает новый ход – его краски не контрастируют друг с другом, он вводит полутона и моделировки форм. Закончив эту роспись, он уезжает в Ассизи, где будет работать вместе с Джотто, так его находка станет достоянием итальянского Проторенессанса. Что еще здесь важно – удивительная по человеколюбию сцена – обычно Страшный суд, это когда наказывают грешников. Здесь это сцена Милосердия - Ангелы выводят человеков к свету, спасают из Гиены Огненной. И эта роспись создается одновременно с невероятным общественным потрясением – пленением пап.

Июль



Ватикан. Залы для аудиенций – так называемый зал маньеристов. Очень редкая возможность попасть непосредственно в покои папской резиденции. Жаль, что с нами был на редкость убогий сопровождающий.

Август



Оратория Филиппо Неру. Ныне архив Капитолия. Архитектор Борромини. Но я подробно выкладывала фотки на фэйсбуке, так что тут сугубо личное. Вот такой хочу себе кабинет. И что бы точно все как там, и за окном апельсиновые деревья, и журчащий фонтан.

Сентябрь



Самая жара – конец августа начало сентября. Самое место в это время года – музеи. Интерьер Palazzo Altemps. Одна из прекраснейших и легко доступных римских резиденций, ныне музей античной скульптуры. По непонятным мне причинам здесь никогда и никого нет.

Октябрь



День гибели российского самолета в небе над Египтом совпал с католическим праздником Всех ушедших. Так выглядела траурная декорация в храме Пилигримов, куда мы забрели почему-то в этот день. Хотя нет, не просто забрели, но почему-то. Почему-то упрямо искали этот храм путешественников в путанице улиц, после того как вышли из дворца Спада, где открыли два новых зала после реставрации. У нас есть привычка обходить свои владения с изрядной периодичностью и в этот день нам важно было не просто проверить реставрацию, но и заглянуть сюда. Храм был наполнен молитвой. Много людей сидели здесь в скорбном молчании. Было неловко фотографировать. Но мне важно было не забыть.

Ноябрь



А это совсем дурацкая фотография, но лучшая из всей моей фотосессии. Никак не могу достойно снять интерьер моего любимого магазина шоколадок и мармеладок. Когда-нибудь я напишу рассказ про его владельцев. Действительно уникальный шоколад и мармелад, готовится вручную. Магазину более ста лет. Фамильный бизнес. Я влюблена в эту семью - тихую и нежную пышную синьору - блондинку лет шестидесяти, ну точно полупрозрачную мармеладку, и ее сына – молодого какого-то юного кондитера, который сам готовит десерты и хлопочет на кухне, а в свободную минутку стоит на площади в трогательной расстерянности, глядя в небо.

Декабрь


4 часа ночи. Или утра. Холл отеля. Ищем хоть кого в городе кто не спит. Срочно нужно в ветеренарку, а ни одного такси. Хочется верить что моя старушенция в будущем году больше не будет так делать. Этого нам и желаю

Продолжение следует)


Tags: Рим, картинка, сугубо личное, суровые будни, телефона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments