форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

вот о чем подумала



Любопытно, что одно из самых развернутых описаний статуи Моисея http://www.krugosvet.ru/node/36999 , которое можно обнаружить в литературе, с указанием источников и включением в полемику различных вариантов трактовки фигуры “отца всех пророков”, было создано основоположником психоанализа – Зигмундом Фрейдом. И многие из работ зарубежных историков искусства, о которых он упоминает, существуют на русском именно благодаря цитатам из его статьи.



Стоя перед этой скульптурой так начинает он свои рассуждения: “По моему глубокому убеждению, в нaибольшей степени нaс зaхвaтывaет лишь зaмысел художникa, нaсколько ему удaлось воплотить его в произведении и нaсколько он может быть понят нaми. И понят не только рaционaльным путем; мы должны вновь почувствовaть те aффекты художникa, особое состояние его психики, то, что стимулировaло его к творческому aкту и то что вновь воспроизводится в нaс… А чтобы понять зaмысел, необходимо в первую очередь выявить смысл и содержaние того, что изобрaжaется в произведении искусствa, то есть истолковaть его”. Это совершенно справедливое замечение. Подобный подход является одним из инструментов всякого историка искусства от Винкельмана, как прочем и каждого пытливого путешественника, каким показывает себя австрийский профессор.

Вот что он пишет далее: “Всякий рaз, читaя о стaтуе Моисея тaкие словa, кaк: "Это вершинa современной скульптуры", я испытывaю рaдость. Ведь более сильного впечaтления я не испытывaл ни от одного другого произведения зодчествa. Кaк чaсто поднимaлся я по крутой лестнице с неброской Корсо Кaвур к безлюдной площaди, нa которой зaтерялaсь зaброшеннaя церковь, сколько рaз пытaлся выдержaть презрительно-гневный взгляд героя! Укрaдкой выскaльзывaл я иногдa из полутьмы внутреннего помещения, чувствуя себя чaстью того сбродa, нa который устремлен его взгляд, сбродa, который не может отстоять свои убеждения, не желaя ждaть и доверять, и который возликовaл, лишь вновь обретя иллюзию золотого тельцa”. Фрейд здесь указывает на то, что принято считать Моисей изображен Микеланджело согласно тексту Ветхого завета, книги Исхода (глава 32). http://days.pravoslavie.ru/bible/z_ish_32_25_25.htm

Народ, устав ждать Моисея, возводит в культ Золотого тельца https://ru.wikisource.org/wiki/ЕЭБЕ/Золотой_телец и возносит ему хвалу. А пророк, испросив у Господа спасения для неразумных, и получив скрижали закона, увидев праздненства у фетиша приходит в ярость.

Так представляет эту сцену современник Микеланджело – Рафаэль Станцы в лоджии Ватикана, которую прозвалии «Библия Рафаэля»

Отсюда: http://amsmolich.livejournal.com/238442.html



Момент столкновения двух миров, сцена в которой Моисей приносит людям весть «о дне взыскания», согласно Библии исполнена неистовства. Источник утверждает что пророк кинет наземь слово божье начертаное на скрижалях. Я, к сожалению, слишком ленива чтобы искать первоисточник, но мнение что перед нами Моисей из Главы 32 живет несколько столетий. Впрочем всякий исследователь описывал эмоции Моисея на свой лад, но первый кто возразил хору специалистов был Зигмунд Фрейд. http://www.rulit.me/books/moisej-mikelandzhelo-read-363861-1.html

Работа Фрейда о Моисее несомненно заслуживает внимания. В частности небезынтересен вывод, к которому приходит ученый: “В библейской трaдиции Моисей предстaет перед нaми человеком вспыльчивым, склонным к бурному проявлению стрaстей. Тaк, в приступе прaведного гневa он зaколол мечом одного египтянинa, который издевaлся нaд изрaильтянином, и поэтому был вынужден бежaть в пустыню. В состоянии aффектa он тaкже рaзбил вдребезги обе скрижaли, текст которых был нaписaн рукой сaмого Богa. Если в трaдиции зaфиксировaны эти черты хaрaктерa, то это свидетельствует о ее нетенденциозности и о том, что онa сохрaнилa нaм впечaтление от великой личности, некогдa жившей нa сaмом деле. Микелaнджело устaновил, однaко, нa гробнице Пaпы совсем другого Моисея, который во многом превосходит кaк Моисея Библии, тaк и Моисея - реaльное историческое лицо. Он перерaботaл мотив рaзбитых скрижaлей, рaзгневaнный Моисей не рaзбивaет скрижaлей, нaоборот, видя, что скрижaли могут рaзбиться, он обуздывaет свой гнев. Этим Микелaнджело вложил в фигуру Моисея нечто новое, возвышaющее его нaд людьми: мощное тело, нaделеннaя исполинской силой фигурa стaновятся воплощением высокого духовного подвигa, нa который способен человек, - подвигa подaвления своих стрaстей, повинуясь голосу высокого преднaзнaчения.”

И это мнение есть шаг на пути постижения задумки творца. Ведь по утверждению Фрейда замысел художника должен быть понят как можно более точно - для того чтобы запустить механизм эмоции. Мы должны стать соучастником всякому творцу. Наша задача суметь обнаружить и пережить предложенное чувство. Проявить такое важное для искусства со-чувствие. Мне неизвестно о работах современных авторов о Моисее. Только россыпи замечаний специалистов - несколько фраз тут, несколько там. И если кто-то подскажет мне – что почитать буду признательна. А быть может тема тогда – еще сто лет назад была оставлена? Искусствоведенье со временем стало свысока относиться к оценке произведений с точки зрения эмоционального воздействия, считая волнение при встрече с грандиозным – уделом профанов. Хотя на самом деле стоило бы подарить простому смертному немного понимания. Ведь именно ради эмоции, нового переживания, зрительного и чувственного опыта люди и сегодня готовы совершать великие путешествия.



Итак, отказавшись от устаревшего мнения что в фигуре Моисея живет ярость и порыв разбить скрижали, следует обратить внимание зрителя и на то, что сложно разглядеть здесь презрительно-гневный взгляд, на который указывает нам Фрейд. Похоже доктора бескопоит чувство вины или почесывается чувство исключительности… ) Перед нами само Провиденье. Перед нами фигура Пророка и Микеланджело подчеркивает его исключительность всеми возможными средствами. Вплоть до буквальных. На голове исполина небольшие рожки, которые жили в текст Библии ошибкой перевода. http://happy-school.ru/publ/voskresnaja_shkola/voprosy_i_otvety/pochemu_moisej_inogda_izobrazhaetsja_s_rogami/115-1-0-2547 Не рогат Моисей, но излучает сияние. И даже не имея представления об этом недоразумении, нас – поголовно неграмотных, с точки зрения человека эпохи Возрождения, эта странная деталь лишь укрепляет в идее удивительного, невероятного.

Нужно учесть что Моисея сопровождали еще три статуи где-то там - на высоте более трех метров по сторонам отдельно стоящего сооружения. Сегодня его фигура установлена неверно – ведь гробница папы Юлия II никогда не была закончена. По задумке Микеланджело на втором ярусе, в пару пророку Моисею, в смысловую рифму должен был существовать и апостол – Павел с мечом. Две другие скульптуры - vita active и vita contemplative, так же расположеные по углам гробницы, без сомнений они олицетворяли жизнь внешнюю и жизнь внутреннею. Задумываясь обо всем этом можно прийти к выводу: перед нами Моисей, но вовсе не обязательно из 32 главы Исхода.


Второй несущественный проект. Копия эскиза Сангалло. 1513 г.

Сегодня нам не очень удачно даны точки обзора и нет подхода к этой скульптуре. Однако у нас есть несколько попыток истолкования замысла скульптора. Пусть даже Моисей расположен теперь значительно ниже задуманного и доступен лишь с двух сторон, когда предполагалась возможность кругового обхода. Тем неменее у нас остается возможность оценить контропост, который сведет с ума ни одно столетие. Мы знаем как художник умел использовать подобные “архитектурные жесты” – подобные развороты тела в пространстве. Из него складывают на потолке Сикстинской капеллы сивиллы свои диалоги. https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Сивилла


Микеланджело. Росписи потолка Сикстинской капеллы

И сосредоточившись на попытке понять замысел Микеланджело мы должны попробывать в прямом смысле этого слова - ощутить. Мы должны повторить скульптуру своим телом, как минимум умозрительно принять подобное положение и прислушаться. Но прежде следует рассмотреть фигуру Моисея со всех возможных сторон и с наибольшей подробностью. Последовательно шествуя от фронтального долгого взгляда пророка, устремленного в вечность, через волну его обеспокоенности, к точке за которой он обретает покой.







Это фигура живет внутренним колебанием. И даже если принять расхожее мнение что пророк остановлен в минуту когда он наблюдает торжество доктрины Золотого тельца - в нем нет ярости. Скорее размышление - стоит ли, возможно ли, противопоставить ей другую, ту что так крепко прижимает он к правому боку, словно рану. К скрижалям это могучее тело стремится и в скрижалях находит оно опору. Чем не черты аллегории? Моисей для Микеланджело в первую очередь тот, кто говорил с Богом. И он тот, чье неистовство в силах останавливать народы. Микеланджело запечатлел пережитое Откровение и сумел передать целую гамму сложных чувств. Не от присутствия ли Божественного шевелится его борода так, что приходится придержать ее рукой. Как знакомо там это чувство шевеления волос, физиологическая реакция на пронзительность мысли. И вместе с тем движение руки – это решение талантливого ремесленника, который не мог позволить обязательной по канону бороде Моисея растечься по мрамору торса бесформенной массой. Живет в скульптуре еще и уловимое желание защитить две такие хрупкие, по сравнению с могуществом фигуры, дощечки. Но в его позе его такой знакомой XVIII и XIX веку карикатурности. Оттого видимо, эта эмоция искусства, едва оторвавшаяся от портала Сан Пьетро в Болонии, иначе трактуется “Новым временем” (как принято называть его в учебниках). Вот эта чуткость человека воспитанного так называемыми “темными веками” - была утеряна в Просвещение. Оно подхватило из вороха свидететельств самую себе симпатичную, подходящую настроению эпохе, версию. Но Позднее Возрождение – это в первую очередь размышление о том, что человек способен повеливать, что в силах предписывать законы самой природе ей и ее художественному воплощению.

Микеланджело не успевает закончить гробницу для папы Юлия II. Он будет разрабатывать и перерабатывать этот замысел вновь и вновь на протяжении тридцати лет. Он быстрее возведет купол собора Святого Петра в Ватикане. Недаром воспитатель русского искусстоведенья - Борис Робертович Виппер называет этот проект великого художника - «могилой Выского Возрождения». В течении работ над усыпальницей успело устареть само художественное намеренье. Время потребовало иных подходов и ведь Микеланджело был первым, кто откинет все правила и тем самым даст толчок развития новой стилистики. Но дни титанов, тех «которые приблизили Небо к Земле», как пишут о деятелях эпохи Возрождения, их величественная задумка – воина Юлия Второго и его Буанароти осталась жить лишь в нескольких рисунках.



Перед нами здесь, в храме Святого Петра в оковах, возвышается Моисей, но не хватает других статуй – так называемых «пленников», которые сегодня известны почему-то как «Рабы из Лувра». Эти плененные каменем фигуры должны были нести карниз первого яруса мавзолея, шедро украшенный бронзовым литьем с рельефом прославляющим деяния Юлия. Но благодаря и этим нескольким случившимся воплощениям нам становятся известна хотя бы пара нот из той «траурной оратории», которую создает великий художник в честь великого политика - «Il pontifice terribile”, как прозвали его современники.






Пленники

Макс Зауерландт – директор музея искусства в Гамбурге, в начале ХХ века, отмечает: “Ни о каком другом произведении мирового искусства не было высказано таких противоречивых мнений, как об этом Моисее с головой Пана. И даже несложный анализ фигуры вызывает крайние точки зрения…”

И не множеством ли возможностей для интерпретации и пространством размышлений притягивает нас до сих пор эта грандиозная скульптура.

Tags: прогулка, прогулки, рим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments