форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Электроцевтика

Оригинал взят у nature_wonder в Электроцевтика
Уже неделю хочу написать про то, как Google сделал ставку в биоэлектронной медицине, но руки не доходят. Для развернутой заметки -- как оно того заслуживает -- времени нет, поэтому кратко. Дочка Google и британский фарм-гигант GlaxoSmithKline учредили компанию, сумма сделки $715 млн. Это знаковое событие -- игра вышла на новый уровень.

В двух словах: биоэл. медицина опирается на электрическое воздействие вместо химического. Мишень -- главным образом, нервные волокна. Вместо таблеток и микстур -- импланты или носимые устройства.

Почему она набирает силу? Две основные причины.

Первое, техника становится круче: микро, нано, мощь вычислений, новые материалы (биосовместимая мягкая электроника) и т.п. Из свежего, neural dust -- сенсоры размером с песчинку, их можно помещать в тело, и они работают.

Второе, скудные “успехи” фармакологии в лечении неврологических расстройств -- там и правда все грустно. И все понимают, что тренд заболеваний нервной системы только усилится (старение населения, стрессы современного мира).

Почему сделка знаковая? Потому что новый крупный игрок, и ставка взлетела на порядок. Игра началась несколько лет назад, если не заглядывать слишком далеко -- понятно, что пейсмейкеры и DBS прижились в медицине давно. Но всерьез отсчет пошёл с опытов Кевина Трейси (стимуляция блуждающего нерва) и прихода Криса Фамма в качестве руководителя GSK Bioelectronics R&D.

Фамм убедил GSK инвестировать в компанию Трейси $25 млн. Затем объявил Bioelectronics Innovation Challenge: $1 млн получит тот, кто “первым создаст небольшое, имплантируемое, беспроводное устройство, которое сможет записывать, стимулировать и блокировать функционально-специфические нервные сигналы конкретного висцерального органа”.

Это было три года назад. Сперва десять отобранных команд получили по $200 тыс, сегодня остались три финалиста -- им дали по миллиону на исследования. Победитель возьмет еще миллион.

За два года включились DARPA и NIH. Теперь Google. И $715 млн -- уже деньги.


Имя новой компании: Galvani Bioelectronics. Её возглавил Крис Фамм.



На наших глазах рождается новая стратегия, перпендикулярная фармакологии. Медицина будет меняться, но не только засчет генной терапии, о чем любят писать. Она будет меняться путем перехода на новый язык диалога с организмом. Этот язык электрический.

Нервная система окутывает и пронизывает всё. Она главный регулятор внутренних процессов, от эмоций и мышления до пищеварения и выделения. Научитесь ‘программировать’ на этом уровне, и вам не придется ковыряться внизу, в молекулах (по кр. мере, часто). Молекулы взаимозаменяемы, и потому обманывают.

Здесь скрыта еще одна идея, более философская: переход от пассивного организма к активному. Не делать работу за него, вводя недостающие вещества, а перезапустить их производство. Включить программу. В том числе по регенерации.

Впрочем, это уже хлеб Майкла Левина.

Но и без всякой философии ясно: область очень интригующая и на взлёте. Объем рынка будет стремительно расти. Делайте выводы.
Завершу преамбулой к симпозиуму по биоэлектронной медицине, что пройдет в сентябре 2016:

we step closer to the promise of bioelectronic medicine — to naturally reproduce a drug's therapeutic reaction by mobilizing the body's natural reflexes to develop effective, safe and economical alternatives to pills and injectables.

Tags: факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments