форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

На Сольвычегодск. часть 1-я

Оригинал взят у deni_spiri в На Сольвычегодск. часть 1-я


Первая из трёх частей, повествующая о недавней поездке на Русский Север. Долго я сумневался отправляться ли в путешествие при столь ненастной погоде. Но настойчивость моего напарника Кати сделала своё дело и, несмотря на ежедневные дожди, мы всё-таки рванули на север — пересекли области Костромскую, Вологодскую, а конечной точкой в маршруте стала деревня уже в Архангельской области, более чем за 1000 км от дома. Русский Север встретил нас недружелюбно — что люди мрачные, неразговорчивые; что погода —  небосвод тяжёлым покрывалом мрачности постоянно нависал над головами и, периодически извергая тонны дождя, ввергал нас в уныние. Но все эти, по сути, мелкие неприятности никоим образом не повлияли на восприятие сурового края, наоборот, придали путешествию особый колорит и положительных впечатлений и адреналина, как обычно, получили сполна. Ведь каждый день мы ехали такими дорогами, что были готовы застрять за "первым же поворотом", однако добрались до каждой намеченной точки, куда успевали: где колёсами по грязи, где паромами и понтонным мостом через реки, где и на своих двух. А успели мы побывать в Котласе, Сольвычегодске, Красноборске, Пыщуге, Верх-Уфтюге, Великом Устюге и много ещё где.



Мы, конечно, не на МИ-8 полетели в Сольвычегодск, основную цель путешествия, а на нашем верном спутнике «Астре». Из столицы выехали традиционно в полшестого утра. До Костромы домчались быстро, насколько позволили дороги и ПДД. Отобедав там, сменили направление с севера на запад и Ново-Вятским трактом (Судиславль – Мантурово – Шарья) доехали до первой точки маршрута, что в 520 км от столицы, — исчезнувшего села Усть-Неи, оно же Усть-Нейское, Костромской области. Как следует из названия, своё красивое наименование село получило из-за месторасположения — недалеко от впадения реки Неи в Унжу. Первым домом на главной, полностью поглощённой зарослями, улице нас встречает, предположительно, дом причта, конца XIX века.


Пройдя в конец улицы, по обе стороны которой раскинулись давно уж вросшие в землю покосившиеся, но почти что все нарядные избы, оказываемся на краю высокого, крутого мыса, где более двухсот лет стоит Воскресенский храм.


Внутри заметны следы попыток возродить не столь сам храм, как службы. Но, судя по состоянию, безуспешно.


В интерьере фрагментарно сохранилась масляная живопись нач. ХХ века, сочетающая в своей стилистике элементы позднего академизма и модерна. В одном из простенков — «Иисус в доме Марии и Марфы».


Перейдя на противоположную сторону от церкви, сквозь траву по пояс с трудом пробираемся к парадненько так оформленному фасаду приземистого дома.


Дом часовщика — назвали мы его. Ибо обнаружили там с десяток разобранных советских будильников всех мастей. Собственно кроме них были там и десятки утюгов и прочей мелочи. Видимо, хозяин на последних годах занимался собирательством и починял бытовые приборчики.


Нашли очередную Память — коллаж из советских фотографий. Всегда грустно находить подобные вещи, служащие напоминанием, что жизнь отсюда ушла навсегда. При всём при том, что Усть-Нейский погост известен с 1620 г. Но картины исчезновения деревень с судьбой в несколько столетий, сочетающей в себе крестьянские восстания царских времён, «недород» дореволюционной России, тяжёлые времена Гражданской войны, уменьшение мужского населения в годы ВОВ, весь семидесятилетний период Советского Союза, встречаются сейчас повсеместно и всё чаще. Их быстрая смерть в течении каких-то двух десятилетий не может не ужасать.


На окраине села двери крупного сельмага, 1970-х из силикатного кирпича, закрыты давно и навсегда. Ждите автолавку или езжай за несколько км в соседнюю деревню. Хотя покупать продукты тут теперь особо некому.


С погодой пока ещё везло, как и повезло с местными сотрудниками ГИБДД, тормознувшими нас на предмет проверки — не мы ли украли велосипед из соседней деревни. Останавливали всех, в надежде то ли найти велик, то ли для проформы, ибо поступила заявка на украденный велик. За жизнь пообщался с сотрудником, наверное, единственным за всю поездку понимающим, хоть и принципиальным. Спасибо ему от нашего экипажа! После того, как нас отпустили, наш путь лёг параллельно берега могучей реки Унжи и ряда деревень, раскинувшихся вдоль её русла. Через 40 км опосля Усть-Неи паркуемся на территории полуживой сельской больницы. На северной окраине села Унжи, расположен комплекс земской больницы, начала XX века, павильонного типа в формах поздней эклектики с элементами модерна. На переднем плане — главный лечебный корпус.


Фасад лечебного корпуса с зубоврачебным кабинетом (в прошлом). Крупные вытянутые окна заключены в рамочные наличники с фигурными сандриками.


Покидая больничный комплекс, случайно заприметили миниатюрную часовню, под четырёхскатной кровлей, которую прежде венчала небольшая главка.


Следующим пунктом стало село Георигиевское, оно же Верхневолостное. Здесь, на юго-западной окраине села, стоит выразительный каменный храм в запоздалых формах барокко. Точнее спрятался в обступивших его со всех сторон молодых елей.


Кирпичная церковь возведена в 1813 г. вместо двух деревянных храмов, известных с 1617 г. Основной объём храма одноэтажный двухсветный, а вот трапезная, средняя часть, двухэтажная. В объём трапезной включена большая трёхъярусная колокольня. Всё это нагромождение монументальных объёмов напоминает некое крепостное сооружение.


Самое примечательное в храме это мощные П-образные деревянные хоры, опирающиеся на пристенные столбы


Во 2-й пол.XIX  века церковная территория была обнесена каменной оградой, к юго-западному углу которой на рубеже XIX - XX вв. примкнуло кирпичное здание церковно-приходской школы (на переднем плане первый этаж). В 1970-х школа была надстроена вторым этажом и значительно расширена. Что говорит о расцвете села и прилегающих деревень. В школу съезжались с ближайшей округи. Впрочем, все поселения вдоль Унжи в советское время были плотно населены и школы были практически в "каждом втором" наспункте.


Внутри здания из интерьера, конечно же, ничего не уцелело. Лишь надписи бывших учащихся и выпускников школы свидетельствуют, что они до сих пор помнят и любят свою школу. Все стены исписаны людьми взрослыми и со словами любви к родному краю. Это лучше, чем видеть помойки в заброшенных сельских учреждениях.


Западнее церковно-приходской школы в 1920-30- гг. было выстроено одноэтажное протяжённое здание ещё одной школы. Ещё 10 лет назад оно было целым, но местным из соседних деревень как-то надо топить свои дома, вот и идёт страшный распил даже поставленных на учёт памятников архитектуры. Выпиливаются целые куски стен, снимается кровля и здание гибнет в считанные годы. Недалече в таком же состоянии, что и школа 1920-х, стоит здание образцовой школы, нач. XX века.


С грутью покидаем очередное старинное вымирающее село.


Продолжаем двигаться вдоль Унжи, через ряд древних деревень. Далее останавливаемся в деревне Усолье, запечатлеть дом Флегонтовых, конца XIX  века. Могучий одноэтажный с подклетом дом принадлежит к типу представительного крестьянского жилища, испытывающего влияние городской архитектуры периода эклектики. Однако все подробности как архитектурные, так и бытия-жития, я оставлю для индивидуальных постов.


Следующим пунктом въезжаем в крупное село Карьково, где тут же обнаруживаем ещё одну приказавшую долго жить сельскую школу. Вид очередного закрытого школьного заведения сразу объяснил тот факт, что долгие км, то следуя за нами, то обгоняя, нас сопровождал школьный автобус. По-началу мы дивились, что время было позднее (четвёртый час пополудни, уроки-то давно уж закончились), а после поняли, что последний звонок прозвенел вовремя, просто всё это время жёлтый автобус развозил детей по домам, т.к. школ остались единицы и расположены они теперь далеко не в соседних сёлах.


Другим примечательным объектом засвидетельствовали дом Бессерта, управляющего имением Прутченко. Выстроен дом в традициях позднего классицизма и близок архитектуре дворянских усадеб.


Ну, а главной достопримечательностью села, да и всей области, является необычайно редкий пример центрической сельской церкви в русском стиле.


Построена Воскресенская церковь была в 1861 г. на средства того самого Прутченко.


По пути не могли не отвлечься от архитектуры и сфотографировали живность, гуляющую без привязи по всей деревне.


Остановились мы в Бердово, дабы насладить свой взор костромскими красотами — унженскими просторами.


После чего поехали в городской округ Мантурово, где нас настиг сильнейший ливень. Посему зафиксировать тамошние достопримечательности не представилось возможным. Обратили лишь внимание на бедноту крупного наспункта и на десятки рекламных баннеров, на все лады предлагающие "лёгкие" деньги взаймы, на любые нужды. Грустно. Дождь не стихал, пасмурность стала столь тяжёлой, что потемневшее небо не оставило нам шансов на фотосъёмку ещё нескольких, отмеченных на карте, памятников архитектуры, лежащих дальше на севере области. И мы поехали без надежды заснять Пыщуг, Георгиевское и многое другое. Но в одном месте всё-таки не удержались и, преодолев изгиб реки Унжи, где в неё впадают речки с неславянскими названиями: Ичуг, Касуг, Килг и др., заскочили в село Ухтубуж. Топонимику расшифрую в индивидуальных постах, а пока назову нынешнее название деревни — Попово.


Село явно было зажиточным, здесь до сих пор сохранилось множество старинных домов с богатым, насколько это возможно для здешнего края, декором. Перед нами как раз редкий пример традиционного сельского дома, сохранившего имя создавшего его мастера. Принадлежал дом крестьянину Алексею Рябкову, датируется 1886 годом. Из-за проклятущего дождя, что лил во всю, мы не засняли лобовую доску с датой возведения и именем мастера «Аверкия Андреева». Надеюсь, ещё раз посетить эти земли и в лучшую погоду.


На краю села стоит один из поздних храмов Костромской области, сочетающий в своём облике черты русского стиля и модерна. Начат строительством в 1912-13 гг.


Отличается оригинальностью внутренней конструкции. Просторное зальное пространство перекрыто здесь системой бетонных крестовых сводов.


Опосля Ухтубужа предстоял долгий, в 320 км, трудный путь в город Устюг. Однополосная колея, то усиливавшийся, то стихавший, но постоянный дождь, из-за непогоды за окном словно ночь, непрерывное движение навстречу лесовозов  — всё это всю дорогу держало нас в напряжении. Но именно такой адреналин я и люблю. Внутри тёплого салона играет музыка, за окном, разбиваясь о стекло, шумит неугомонный дождь, покров ночи то и дело разрывает свет фар встречных фур, штурман-Катя спит, а я разгоняюсь до 130-160 км/ч — что может быть лучше? Кстати, с каждым годом мы всё больше и больше встречаем вырубку леса. На это раз был побит рекорд — на протяжении этих сотен км один за другим ехали гружённые лесовозы. Такое ощущение, что где-то впереди вырубили пол-области. Из примечательного отмечу занятные, неславянские названия многочисленных рек и речушек, что мы пересекли: Ветлужская Анданга, Бол.Лоха, Пичуг, Юг, Пыжуг, Чечора, Шарденьга и др. Оставив позади города уже Вологодской области Никольск и Кичменгский Городок, за час, как куранты пробили бы двенадцать ночи, мы прибыли в Великий Устюг (Устье реки Юг), где на съёмной квартире организовали базу-отдыха — ночлег и отправную точку на последующие дни путешествия. Утренний вид из окна на нетуристический Устюг.


Откушав с утра полуфабрикатов, продолжили наш путь на север. 70 км вверх и мы в Котласе (ниж.фото). В 1940-х после завершения строительства Северо-Печорской железной дороги Котлас превратился в крупный транспортный узел, что предопределило его промышленную судьбу. Город шумный, разбитый, грязный и бедный. Очутившись возле вокзала, сразу заприметили, простите мне мой французский, гопоту в спортивных штанах и кепариках. Ходят возле вокзала, мониторят прибывающих/отбывающих и торгующих бабок. Обратили внимание на местную особенность мужчин — руки непременно должны находится в карманах брюк, будь ты слесарь, работник путей или полиции. Одним словом "руки в брюки" ходят все. Забавно. Не столь забавно было видеть, как по городу снуют те самые, гружённые срубом, лесовозы. Бедные дороги!


Порадовал нас следующий анекдот. По всему Котласу и даже вне его границ стоят многочисленные щиты с баннерами, на которых изображена депутат Госдумы И. Чиркова, с девизом, типа, быть честной, оставаться полезной. Так вот, почти все биллборды с её агитацией (а их мы насчитали не менее десятка) были вандально испачканы чёрной краской. Некие добрые люди, так ненавидя депутата, проехались по городу и окрестностям и от души закидали плакаты. Дома узнал отчего такое недоверие и агрессия. Являясь несколько лет депутатом, она занимается предпринимательской деятельностью, в предыдущем созыве числилась во фракции одной партии, откуда была исключена за многочисленные пропуски заседаний, крайнюю низкую активность и т.д. А сейчас приласкана другой партией. Одним словом, обыкновенный депутат, просто тут воля народа на лицо.


Оставим политику и вернёмся к достопримечательностям Котласа. Перед нами, на привокзальной площади, памятник В.И. Ленину, установленный в 1958 г. Позади — здание железнодорожного вокзала «Котлас-Южный», построенного в 1957 году.


Другая интересность Котласа — паровоз, выпущенный Ворошиловградским заводом в 1955 г. Его длина составляет почти 24 метра, а вес более 90 тонн. На корпусе укреплена табличка с надписью: «Для увековечивания памяти паровозу-труженику, участвовавшему в строительстве и основании Севера. Паровоз серии Л № 5129 работал на участках Котлас – Киров, Котлас – Коноша, Котлас – Воркута с 1955 по 1972 года...». На переднем плане примостился машинист, водчий нашего сольвычегодского путешествия.


Весьма прилично и недорого перекусив в придорожном котласском кафе, мы отправились на юг Архангельской области. Двигаясь вдоль реки Северной Двины, через 20 км прибываем в деревню Выставку. Здесь, на открытом пространстве, предстаёт перед нами Вотложенская (Вотложемская) Троицкая церковь, построенная в 1753 году. Довольно древняя церковь, замечу.


Выполнена в духе устюжского зодчества. Данный архитектурный облик характерен для большинства здешних храмов. В прошлых столетиях эти территории относились к Устюжскому уезду Вологодской губернии.


Внутри пусто, скучно и ничего примечательного.


На мысу пасутся ко.


Вид на долину Северной Двины.


С берега Двины двинулись на запад и спустя 60 км припарковались на улицах города Коряжмы. С 1985 г. (год присвоения статуса города) по настоящее время градообразующим предприятием является Котласский целлюлозно-бумажный комбинат. Сей комбинат — одно из ведущих в стране предприятие лесопромышленного комплекса. Посему город "дымит" за несколько км до своих границ. И без того пасмурное небо отяжелялось дымовой завесой, испускаемой несколькими заводскими трубами. Застройка Коряжмы представлена как советской деревянной барачной (ниж.фото), так и советской силикатной многоэтажной. Ничего нового из строений последних 25 лет не заприметили. Город хоть и промышленный, но есть и уютные местечки.


На проспекте Ломоносова, в небольшом сквере, в 1981 г. установлен памятник Ломоносову, в связи с 270-летием со дня рождения учёного. Скульптура является уменьшенной копией памятника М.В. Ломоносову, установленного в Москве перед МГУ. Изваяние великого учёного стоит возле глобуса и опирается на него левой рукой. Высота фигуры 3,5 метра, выполнена в металле (медь).


Далее мы заехали на территорию Николо-Коряжемского монастыря, основанного в 1535 г. преподобным Логгином (Лонгином) Коряжемским, в устье реки Коряжемки. Монастырь небольшой и неинтересный. Перед нами вообще оказались сплошные новоделы: слева — колокольня 1998 г. (внутри также располагается воскресная школа и квартиры для молодых священников); справа — небольшая часовня 2004 г. Есть и старинные постройки, но о них рассказ будет позже.


Двигаясь по набережной им. Н.Островского, советского писателя, автора романа «Как закалялась сталь», примечаем на обрывистом берегу летающее средство. Неожиданно так.


Подошёл, поздоровался с экипажем, с пилотом — персонально и пофотал со всех сторон эту мощную, но древнюю машину.


Расположена Коряжма в Двинской ложбине в 35 км от устья реки Вычегды, на её левом берегу. С этого мыса и открывается вид на реку Вычегду.


Что ж, время не ждёт, а погода не способствует малейшей задержке и мы ищем путь на противоположный берег. Находим его в лице огромного понтонного моста, по которому за сто рублей нам дают зелёный свет на переправу. Чем мы и воспользовались.


Перебравшись на другой берег Вычегды, всматриваемся вдаль, в чащу леса, куда придётся заехать, дабы достичь главной цели всего путешествия — Сольвычегодска.


Двигаясь вполне сносной дорогой, покуда дождь окончательно не превратил "песок в глину", добираемся до деревеньки Нюба, что носит своё название по одноимённой реке. Гидроним этот я тоже расшифрую в индивидуальном посте. А пока ограничимся осмотром единственной достопримечательности бывшего села, коей является двухэтажная каменная Никольская церковь. Сооружена она в 1818 - 1821 гг. Располагалась тогда в дер. Пустыньки, Сольвычегодского уезда, Вологодской губернии.


Внутри видны попытки реставрации и приспособления для проведения служб, но всё брошено на полпути.


Немного краеведения. Фрагмент от 1916 г. из историко-статистического описания, прихода и церкви Св. Николая Мирликийского Чудотворца, что на Нюбе: «Главным занятием прихожан служит хлебопашество, урожай хлебов, особенно ярового, был плохой от худой весенней погоды, многие даже не получили положенных семян; урожай травы был порядочный, но уборке ея не благоприятствовала погода и сено получено в малом количестве и плохого качества». И неудивительно, природа тут суровая, как и климат.


Следующие км мы преодолевали вдоль реки Нюбы, по одну сторону берега нас окружала почти тайга; по другому — словно тундра. Одним словом, природа хоть и не яркая, но в своём представлении колоритная.


И вот наконец-то, спустя два дня, тысячу с лишним км мы въезжаем в долгожданный Сольвычегодск — по своему жемчужину Русского Севера. Ведь именно здесь находится не имеющий аналогов на всём севере (да и вообще один из немногих сохранившихся подобного стиля в России) Введенский собор, выстроенный в 1689-1693 гг. в стиле «строгановского барокко». Уникальный храм, удивительное величие. Однако, на кадре "любования некой зверушкой чуда русского зодчества" я закончу свой рассказ, так сказать, пора подвести к концу первую часть северного путешествия.


Во второй части поведаю чуть более подробно о самом городе, затем паромом мы вернёмся на противоположный берег Вычегды и направимся исследовать архангельский край далее. Побываем в Красноборске, увидим дивной красоты купеческие дома в деревне Черевково, исследуем каменную и деревянную церкви в Пермогорье, паромом переправимся через Двину и осмотрим старинную шатровую церковь в Верхней Уфтюге. Ну и, пожалуй, в третьей части останется рассказать про Великий Устюг и Тотьму.


При создании поста использованы следующие источники:
- книга Памятники архитектуры Костромской области вып.V вып.VIII
- Православные приходы и монастыри Русского Севера


Tags: картинки, мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments