форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

во чего нашла. от 2004 года

Оригинал взят у inga_ilm в актуальноэ
Валерия Михайловна Порохова говорит, что Коран нельзя переводить, однако ее «перевод смыслов» Корана признан эталоном всех переводов Писания.



Вы назвали свою работу «Переводом смыслов». В чем смысл Корана?

Я объясню, почему именно «перевод смыслов». Коран – это арабский язык, причем не светский арабский, которому сейчас обучают в ВУЗах, а именно коранический арабский. Поэтому человек, закончивший ИСАА, не может сесть и перевести Коран, потому что это совершенно другой язык. Этический и нравственный диктат всего арабского мира – не называть переводы на иностранные языки Кораном. Когда выходит книга с названием «Коран» и фамилией человека, в арабском мире знают, что этот человек непорядочный, коль скоро он решил Господне слово выдать за свое. Поэтому, по рекомендации крупных арабских авторитетов, я и назвала свой перевод – «переводом смыслов». А смысл сегодня один, а по ходу открытия нового научно-технического пласта будет меняться. Мы сейчас можем толковать смысл 10 % коранического текста. У меня в гостях был лауреат Нобелевской премии из Торонто, сказавший: «Вы знаете Валерия, если бы я прочитал Коран на двадцать лет раньше, я бы на двадцать лет раньше получил премию».

Как могла бы звучать аннотация к Корану?

Читай! Читай! – это сура идет в Коране под номером 96, но хронологически она была первой, которую услышал пророк. Вот все, что хотел сказать Всевышний: читай, набирайся знаний. И это повеление распространяется не только на коранический текс, но на все, что нас окружает.

Коран – значит «чтение». Как часто мусульманин обращается к Корану?

Все время. Но я хочу объяснить, что мусульманин – это не тот, кто исповедует какую-то структуру веры, ведь вера одна и та же. Людей нельзя делить на христиан, иудеев, кришнаитов, буддистов – их можно делить на верующих и неверующих. А масульманин – это калька, означающая «человек предавшийся Господней воле», то есть послушно следующий запретно-заветной стороне своего писания. Когда человек принимает веру – запретно-заветная сторона начинает нависать над ним, как домоклов меч, и человек делает страшно хитрый ход, он избавляется от этого меча. Начинает исповедовать веру в том виде, который его устраивает, создавая на вере ее структуру. Так вот религия – это социальная структура. Я с понедельника живу, сознавая подкоркой, что в воскресенье приду к отцу Владимиру, исповедуюсь и уйду от него безгрешной. Значит где-то я могу слукавить, положить в карман денежку, которая мне не принадлежит, встретиться с молодым человеком, который мен безумно нравится – а у меня есть муж и дети. Узда распущена – вот что такое религия.

Чем лучше структура ислама?

Ислам – это не церковь. Там нет мулл, которые приходят на работу и получают заработную плату. Шейх может прийти, дабы растолковать желающим юриспруденцию Корана. Закончил – ушел. Посредников между вами и Богом – нет. Это очень важно.

Есть ли в исламе слабые места?

Я не вижу их. Да, мы можем сказать – посмотрите у них женщины ходят в парандже! Но паранджа не диктуется Кораном. Поразительно, как люди берут на себя дерзость выдавать что-то за исламский диктат. В Коране сказано: «рядитесь в украшения и самые нарядные одежды». А паранджа – это восточные страсти ревнивого мужчины, который хочет очень красивую жену закрыть, чтобы никто не видел каким сокровищем он обладает, а некрасивую, чтобы не видели какая она страшненькая. Паранджа – это только эмоции. Каждая религия настаивает на покрытии головы – обычном, легком, защищающем вашу чакру от дурного излучения. В дореволюционной России все покрывали голову. Коран предлагает кроме головы покрывать сексуальные прелести, ведь это приглашение мужчины к блуду. У мужчины физиология построена иначе – он любит глазами, и это естественно, никто не выдает это за порок. И если он видит, что у вас открыто 80% тела – это повод для нескромного предложения. Все Эмираты наполнены нашими голыми русскими девушками – топик и шортики до лобка. Это отвратительно, это неуважение к стране, к традициям, к религии, к мужчинам страны и их женам. Наши девушки уезжают на Восток, чтобы выйти замуж, и на Востоке это действительно легко, но… Оденься! Полностью оденься и выйдешь замуж. Одетой женщине предлагают только брак – ничего другого.

Азиаты ли мы?

Россия? Москва? Мы азиаты и европейцы в одинаковой степени, в этом наша изысканность и неповторимость. И одна голова нашего орла смотрит на запад, а другая на восток. Мы более медитативны чем европейцы, мы менее прагматичны. Наш рационализм взаимодействует с нашей эмоциональностью, - это азиатское. Мы, безусловно, более склонны к справедливости – представления о ней подчинены нашей нравственности, а не нашему логосу. Еще Александр Невский настаивал на женитьбе своего сына с татарской княжной: «Они лучшие матери, они лучшие хозяйки, они лучше образованы, чем русские» - в татарии уже тогда была высочайшая цивилизация и построена государственная структура. Вся наша аристократия – Юсуповы, Голинищев, Кутузов, Суворов – мусульмане, насильственно крещенные. Саблуков – профессор Казанского университета, один из первых переводчиков Корана, был председателем императорской комиссии по христианизации татар.

Можно ли Москву, с ее пестротой и неоднородностью назвать восточным городом?

Нет, конечно. У Москвы есть только некоторые приметы восточного города, такие как гостеприимство, хлебосольство. Но Москва все больше приобретает западные черты – безграмотные, невежественные мусульмане пытаются смешаться с русскими. Им кажется, что в этом случае они получать больше социальных гарантий и льгот. Изменяют имена – была Зухра, стала Венера, был Абдула – стал Алик. Зачем? Для того, чтобы занять нишу в социальной структуре. У сегодняшних мусульман неправильный подход к собственной религии. Закрываются последние места, где мусульманин мог узнать что такое ислам. Из двадцати миллионной мусульманской общины, только миллион имеет доступ к моему Корану. Назарбаев напечатал 10 000 книг и раздал администрации всех крупных городов Казахстана, понимая, что рыба гниет с головы.

Колыбель Ислама это …

Да есть ли сейчас мусульманская страна? Нет. Ближе всего Эмираты, далее Иордания, Сирия, Ливан. И, конечно, Иран, о котором я не могу говорить спокойно. Образованейшая страна. И вкус у иранцев несравненный. Они красивые, изысканные люди. И вся страна читает, рисует миниатюры, ткет ковры. А цветовая гамма! Боже, а язык! Вообще удовольствие можно получить только на Востоке. Удовольствие такое, что ты млеешь и умираешь.

Муфтий университета аль-Азхар признал Ваш перевод эталоном всех переводов Корана на иные языки. Русские же говорят, что он легко ложиться на память и ласкает слух , он нов и абсолютно не типичен для русской литературы. Как Вам удалось удовлетворить обе стороны?

Для того, чтобы заниматься переводом смыслов, нужно иметь культуру духа. Не только такую, которую приобрели – вот, например, мне столько-то лет, я закончила столько то ВУЗов, приобрела такой-то багаж. Нет. Я верю в генетическую предрасположенность духа. Наш род – потомственные дворяне: все писали музыку, стихи, рисовали. И если человеку дана такая база на генетическом уровне, то он может заняться и таким делом, как перевод писания. Я сказала однажды человеу, выпускнику Оксфорда: «Абдулла, вот я перевела уже 1 200 страниц» - он сразу меня прервал: «Ты не перевела. Тебе дозволено это было сделать». И если по моему переводу начинают понимать и принимать Коран – это значит, что перевод был сделан не мной. Честное слово.

Tags: fbi, флешбэк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments