форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Тайны scuole

«Даже когда мы идем за нашими предками, ступая им след в след, как в детской игре, мы не знаем кто наши предки, и каковы были их голоса»
Хуан Луис Вивес. О причинах упадка искусств.

Венецианские средневековые объединения взаимопомощи, так называемые scuole – изначально создавались под покровительством святых. Но в отличии от церковного прихода или ордена монашества, эти братства были призваны защищать мирские интересы членов сообщества в профессиональном поле или объединять и отстаивать права земляков, а иногда и представителей одного из сословий. Горожане, исключенные из олигархического правительства Республики, таким образом продолжали влиять на политику. Сообща отстаивались интересы перед государственностью, общими усилиями предпринималась благотворительность.


Campo San Rocco. Фасад церкви святого и Scuole Grande

Вначале братства оказывали помощь исключительно своим членам, но вскоре крупнейшие из их включились в заботу о всем населении. Интересно, что дворяне могли состоять в scuole, но не допускались в ней на правительственные посты. А существовали эти сообщества на взносы и добровольные пожертвования и так называемые Великие Братства – Grand Scuole были воистину велики – чрезвычайно богаты и владели они не только приличной казной, но и роскошной недвижимостью, землями и торговыми рядами. Для создания церквей и дворцов братств нередко призывались лучшие из художников (в широком смысле этого слова: архитекторы, мраморщики, скульпторы, резчики по дереву, штукатуры и прочее и прочее).



Scuole Grande. Парадная лестница

Первое братство в Венеции было основано в 1260 году, но расцвет их пришелся на XVI век, когда Республика погрузилась в размышления о религиозной жизни.

"Стремление к спасению души не могло быть вполне удовлетворено ростом монастырей и появлением новых орденов, потому что и то, и другое предполагало отрицание мира. А не всякий мог разорвать семейные и общественные узы, отказаться от привычного строя жизни, уйти от мира и от греха. Жадно мечтая о своём спасении, мирянин искал выхода, и средний человек мог найти его только в такой форме жизни, которая бы позволяла ему не оставлять мира и семьи".
Л. Карсавин


Scuole Grande di San Rocco. Sala Capitolare

Братство Святого Роха – защитника от чумной болезни, было образовано в 1478 году. «Царица ужаса», «Черная смерть», как только не величали чуму опустошавшую век за веком города и земли Италии. Одним из центров распространения пандемий зачастую становилась Венеция – это по ее торговым путям черная смерть прибывала в город, а затем проникала вглубь континента. И немало храмов этого удивительного города выстроены во имя или в честь спасения от очередной губительной волны.


Sala Terrena. Статуя Св. Роха

Французский святой – Рох, родился в самом конце XIII века. В юности, раздав свое приличное наследство бедным, отправился он в паломничество в Рим. Вечный город он застал охваченным болезнью и с молитвой ходил по домам – исцелял людей. Совершив здесь немало чудес, теперь он отправился на помощь северу Италии – о том существуют предания более чем в семи городах, однако неподалеку от Милана Рох сам заразился чумой и тогда удалился в далекую лесную хижину. От голодной смерти его спасла собака, которая принесла хлеба. С тех пор небольшой пес всегда изображается рядом со святым, который победив царицу ужаса вернулся к себе на родину. https://sourcebooks.fordham.edu/halsall/basis/goldenlegend/GoldenLegend-Volume5.asp#Rocke


Деталь статуи Св. Роха. Sala Terrena.

С XIV века молебны в его честь считали спасительными, останавливающими приход болезни, потому измученная Венеция решилась даже на преступление – мощи святого были похищены из его родного города и в 1485 году их захоронили в церкви небольшой религиозной общины, которая на протяжении предыдущего десятилетия, с момента образования, занималась оказанием помощи больным – излечением зачумленных. Святого тотчас объявили защитником города, а невероятно щедрое пожертвование одного из членов Совета десяти, превратило некогда скромную scuole – в Scuole Grande. Это единственное из венецианских обществ, упраздненных Наполеном в 1806 году, которое пусть потеряло практически всё свое имущество, но вскоре возобновило свою деятельность и ведь до сих пор является одной из крупнейших венецианских благотворительных организаций (в её составе 300 человек). Правда теперь братству принадлежат лишь здания церкви, первой scuole и Scuole Grande.


Тинторетто. Плафон Sala Dell’Albergo. Св. Рох во славе

В 1517 году начинается строительство новых помещений для приюта и ассамблей братства San Rocco. Работы будут здесь вестись почти столетие, а известна scuole теперь потому, что в ней трудился один из величайших веницианских художников периода маньеризма – Якобо Робусти (1518-1594 гг.), прославленный как Тинторетто.


Тинторетто. Мария Египетская. Деталь росписи Sala Terrena.

Что удивительно – этот мастер, который возвел в степень субъективность восприятия, был обласкан вовсе не властьдержащими, но самыми простыми горожанами ради которых он неустанно создавал религиозные сюжеты и нередко бескорыстно. О нем ходили легенды – он никогда не отказывался от работы, не спорил из-за цены. А заказ на росписи братства, работа над которыми велась им более 25 лет – до самой его смерти, он получил подарив scuole один из грандиозных плафонов изображающий Святого Роха во славе.


Scuola Grande di San Rocco, il laboratorio di Tintoretto.

П. Муратов о Тинторетто: https://royallib.com/read/muratov_pavel/obrazi_italii.html#39629

Узнать подробнее об этом всем совсем несложно, но получить впечатление о грандиозном замысле художника и его титаническом труде возможно лишь только побывав в Венеции. И как бы мне не было всякий раз поразительно посещение этой «галереи Тинторетто», этого важнейшего из памятников живописного искусства XVI века, на этот раз мое внимание обратил на себя не меньший гений своего столетия – Франческо Пианта/Francesco Pianta (1634-1690 гг.) – скульптор и резчик по дереву. Большинство его работ утрачены. Зато до наших дней целиком и в полной сохранности дошел его философский цикл, который он назвал: «О красоте добродетелей и уродстве пороков».


Sala Dell’Albergo

Цикл аллегорических фигур, которые он создает в середине XVII столетия для scuole, в духе новой стилистики – стилистики барокко, поражает не только уникальным мастерством, но трактовками образов.


Sala Dell’Albergo. Francesco Pianta. Аллегория Меланхолии. Деталь.

Сегодня утерянное знание интерпретаций символов и знаков, когда-то было для нас весьма расхожим предметом. Разгадать тайну произведения – в этом и состояла обязанность зрителя. От него требовалось совершить душевные и интеллектуальные усилия, потрудиться. А опубликованный в 1593 году труд литератора и эрудита – Чезаре Рипа, который собрал компендиум доселе известных знаний и теперь уточнял как верно составлять эти своеобразные шарады, стал настольной книгой не только для плеяды художников, скульпторов, поэтов, ораторов на протяжении столетий, но был знаком и большинству заказчиков, да и простым горожанам. Именно так передавались абстрактные идеи, понятия и смыслы, заключенные в формы искусства. (немного о предмете: https://www.academia.edu/19552056/Чезаре_Рипа._Иконология_._В_поисках_универсального_языка_культур?auto=download )

Спешу предупредить, что меня не самые удачные фотографии - не всё возможно рассмотреть. Это «почиркушки», как всегда - «узелки на память», да на телефон, впрочем скульптура – это искусство которое не в силах передать даже самая лучшая в мире фотосъемка, его магия в том, что меняя угол зрения, изменяешь и всю картину целиком. Но все же захотелось поделиться, да и себе оставить на память те впечатления, которые открылись мне на этот раз.


Francesco Pianta. Деталь деревянного панно.

К сожалению, это послание о добродетелях и пороках, которое сам Франческо называл «иероглифами», вряд ли возможно теперь расшифровать полностью. Мы потеряли общий для всего христианского мира язык. И забавно, что этому циклу посвящена всего одна статья, и в середине прошлого столетия. Ее автор – любитель. По образованию преподаватель английской литературы и писатель. Правда принадлежал он к старинному и знатному итальянскому роду, а значит Mario Praz был знатоком и ценителем искусств. Он один попытался разгадать сообщение, но его работа не переведена с итальянского. Впрочем, сверяясь с «Иконологией» Чезаре Рипа и опираясь на скупые заметки самого скульптора всё же возможно разобрать здесь отдельные «слова».

Тема для диссертации:


Фигура Меркурия. Деталь

Ни на секунду невозможно усомниться тут лишь в одной фигуре – она встречает первой справа, предваряя вход в небольшой кабинет Канцелярии братства. Юный бог, в крылатом шлеме. Это – Меркурий. Посланник богов, покровитель дорог. Указывает он и на таинственные алхимические процессы. Он символ мира и вместе с тем знак красноречия, и даже хитрости.


Фигура Меркурия на фоне интерьера

Именно он держит развернутую скрижаль, на которой вырезаны комментарии скульптора, а точнее перечисление аллегорических фигур, что по его мысли, состоят в диалогах с сюжетами росписей Тинторетто. Кроме того, свиток поясняет и в какой очередности должны сменять друг друга эти видения.


Меланхолия.

Свой круг размышлений о пороках и добродетелях мы должны начать с фигуры, которая находится строго наискосок от хитроумного божества – в противоположном углу грандиозного зала. И не могу тотчас не вспомнить о знаменитой английской книге Позднего Возрождения «Анатомии меланхолии» (http://ereadr.org/book/gumanitarnye_nauki/160182-anatomiya-melanxolii/3). Она начинается с двухстишья на фронопсисе: «Здесь разные представлены картины, Но все они по замыслу едины»…

Невозможно знать, если Франческо читал эту умопомрачительную книгу, но сомневаться в том, что его занимает мысль о божественном совершенстве Человека и одновременно его охватывает разочарование в нем, не приходится. Он словно перечисляет здесь главы из книги Роберта Бертона: Алчность как причина меланхолии, Гнев как причина меланхолии, Раздор как причина меланхолии. Образы прекрасного сменяются у него почти что злыми карикатурами… Впрочем, эта тема оставила нам немало истинных шедевров. Что стоит только Меланхолия Дюрера! Ею до сих пор занимаются математики - обратите внимание на таблицу справа


Меланхолия. Альберт Дюрер. 1514 г.

Но со временем ведь и понимание меланхолии у нас изменилось. Сегодня мы употребляем это слово всё реже, только если уточняя темперамент или описывая поэтическим образом дурное настроение. Для древних меланхолия сравни гению, благодаря которому человек способен к духовным прорывам, к особой – высшей духовной деятельности. Молодой человек, с горькой складкой в губах, держит вместо щита – диск часов, за которым виднеется надпись по латыни: omnia cogito – всё я думаю... Или: я в размышлениях. А чуть ниже написано – в своих размышлениях иди до конца… Ну так мне кажется. Вполне возможно я неверно перевела: in ogni tuo pensier rimira il fine. Да, меланхолия есть и указание на мрачный Сатурн – он символ долга и времени. А еще знак солнца, часы, меха и огонь атрибуты алхимических процессов – так называемых трансформаций, а в данном случае – трансмутаций духа. И тогда возвращаясь к так называемой фигуре Меркурия (по-гречески звать его Гермес), можно и нам начать размышлять. Например о том, что перед нами вполне ни что иное как некое зашифрованное герметическое послание (https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH014ebb5cae6ca7ba2a6dbd4e ) Согласно герметике - Знание имеет своей конечной целью обожествление человека. Долг ума, человека им обладающего – это познание, а познание есть постижение Бога. И значит меланхолия – есть Добродетель.


Честь

Ох, если бы эта задумчивая фигура не была подписана автором: «античный символ Чести», то узнать ее не представлялось бы никакой возможности! Здесь нет ни единого указания – обнаженный и отстраненный юноша скрывает чресла под тяжкой цепью. И еще он крылат… В «Иконологии» Чезаре Рипа такой фигуры вовсе нет. Но если обратиться к "маме" расшифровки - нумизматике то, следуя её трактовкам мы обнаружим Гения - хранителя Вещей. Обычно он прекрасен, крылат и обнажен. И именно в его набедренной повязке скрываются неисчислимые достоинства. Не только плодородие... Теперь же он прикован? Или награжден? Скульптор предлагает нам свою версию персонификации. И только если действительно опирается на ещё более древние источники... Но так ли это? И почему? Зачем ему это понадобилось?


Алчность

И почему сразу за Честью следует Алчность? Стяжание чести? Или напротив – ненасыщаемая тяга к владению знанием? Почему в подоле в перемешку с туго набитыми кошельками и монетами тут книги? Отчего так хвастливо он их выставляет? Конечно же, я балуюсь!) Впрочем, присутствуют и сомнения – Чезаре Рипа описывает аллегорию алчности, как пожилую женщину, да – она держит кошелек, это непременный атрибут. Так почему же пред нами мужчина? Впрочем, Francesco Pianta уже продемонстрировал как свободно работает с аллегорией. И тут интересно, с помощью каких же деталей он указал нам на порок – в книгах вместо закладок торчат бумажные деньги. То есть это или счетные книги, или сей муж понятия не имеет зачем же они на самом деле нужны.

И следует за ним – Невежество

Так и не успела сегодня дописать, хотя пообещала. Как всегда - то одно, то другое. Но продолжение последует
:)
Tags: Венеция, Италия, арт, видео, картинка, телефона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments