форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

день второй (день)

На этот раз наши договоренности сыграли злую шутку. Праздничная служба была настолько прекрасной, что уезжать не захотелось. Но и оставаться теперь было невозможно. За спиной, словно лукавый, возник профессор, нарушая стройные строгие ряды стоящих в церкви – женщины слева, мужчины – справа. – Мы же обо всем договорились! В такт общей молитвы зашептал он. - Я уже готов. Тут магазинчик правда еще закрыт, но это мы уладим. Тут дешево очень, я присмотрел. И иконки всего-то по десять динаров и брояницы есть. Вы же их любите. Книжек правда что вы ищите не найти, только на сербском. А как в машину сядем я вам все-все переведу, вот вы и запомните. Или запишите. Я вам ручку-то вчера подарил. И еще подарю, у меня много! Хотите зеленую? Мы переглянулись с мужем и я вывела профессора из церкви.


Он рысцой направился к монастырской лавке, возле которой дежурил Зоран. Я обратилась к нашему водителю на языке жестов – мол муж на службе, я помню про время. No more time! – с пониманием кивнул мне наш тайм-менеджер, подразумевая что в таком - исключительном случае время неважно. Вознесение! Я благодарно ему улыбнулась и все же засуетилась – Сюда, сюда! Кричал мне профессор, нарушая стройный женский хор, льющийся из динамиков, - вот хорошая иконка! Они тут все благославленные, за это идет небольшая доплата, ну накидывают, но вы же понимаете это монастырь.

Я понимала другое – на богослужение уже не вернуться. Надо собираться в дорогу. Еще раз зашла я в храм, позвала мужа и теперь уже вчетвером мы начали ожидать конца службы на улице, потому что все равно никого в лавке не было. Расстроенная я отложила покупки. Раз уж вышли, так поехали. – Нет-нет! Что такое!? Уважаемые гости из России! Вы хотите купить! С наценкой! - закричал гид, потрясая своими многочисленными покупками. Как возможно! До епископа дойду! Мы махнули на него рукой и направились к машине. Оглянувшись на выходе я обнаружила, что профессор исчез, скрылся в чреве храма. Мы сели в машину и погрузились в молчание. Было обидно. Наконец Зоран не выдержал: Тайм-менеджер! Сказал он, ткнув себя пальцем в грудь, и оставил нас в тягостном одиночестве. Действительно получилась ерунда какая-то. Ну подумаешь не увидим что-то из того что я запланировала. Ведь как невероятно начался этот день! Нужно было просто ему отдаться. Эх, во всем виновата моя жадность. В церкви на гида шикнула бы, да и все…. Ну не пять мест посетим, но хотя бы три... Или все-таки виной моя излишняя обязательность? Мы ведь договорились вчера. Строго-настрого. Как бы там ни было - настроение было испорчено…

Минут через десять на дорожке показались наши пунцовые от злости провожатые. Они страшно ругались. Оказывается «до епископа дойду» - не было фигурой речи. Наш безумец, во время службы, оторвал архиерея, что бы тот посодействовал в покупке сувениров - прислал прислужниц. А Зоран прервал эту беседу и потребовал оставить всех уже в покое и двигаться дальше… Сувениры профессору отдали. И наши тоже. Бесплатно. Но какой ценой!

2.JPG

До Студеницы было минут сорок езды и все это время, разрушая ту невероятную красоту, которой нас одарили, профессор опять кричал. Сегодня за врага у него был Зоран: Ты водитель! Твое дело молчать! Куда лезешь! Ты русского не знаешь! Я профессор, преподаватель гимназии. Я с епископом говорю... А ты! Зоран молчал. - Он не просто водитель! Он наш тайм-менеджер, - робко вступилась я и в ответ прослушала бурный монолог на сербском. В тот момент я твердо решила, что в следующее приключение мы гида не берем. Пусть и будет сложно без переводчика. Главное дожить до вечера…

1.JPG

Впрочем у дороги, в частности у горной – есть своя сила. Виды проплывающие за окном потихоньку утешили, исцелили. А родник возле входа в монастырь Богородицы (цикл фресок которого занимал на экзамене в университете два полноценных билета), предал сил. Я приехала туда, куда не мечталось. Каких-то три года назад и представить себе не смела, что увижу то, что послушно зубрила по программе, пусть понимая, но не осознавая.

3.jpg
Дорога к монастырю

5.jpg
Западная башня входа


Монастырь в Студенице – самый знаменитый монастырь Сербии. Основатель его – создатель сербского государства Стефан Неманя. Он властвовал мудро и добился признания независимости своих земель от Византии. К финалу своей длинной и полной жизни он отрекся от престола, принял в Студенице подстриг и под именем Симеона, вместе с младшим сыном своим – Саввой, удалился на Афон, дабы заслужить иноческими подвигами Божью милость для себя и своего народа. В 1200 году монах Симеон почил в основанном им монастыре - Хиландаре http://www.isihazm.ru/?id=2085 и Савва – прославленный святой и первый архепископ Сербский перенес мощи отца в Студеницу. С тех пор монастырь Богородицы - центр почитания небесного покровителя Сербии - Св. Симеона Мироточивого (в миру Стефана Неманя).

3аSNemanja.jpg
Ктиторский портрет Стефана. Фреска

Эти скупые сведенья предоставляют всякому свободу вывода – кто-то разглядит за ними средневековые представления о мироустройстве, кто-то проникнется глубоким уважением к судьбе великого правителя, кто-то возможно разыщет тропарь. Для меня эта история в первую очередь указывает на высокую художественную значимость памятника, который без сомнения был создан и поновлялся лучшими из мастеров своего времени. И действительно, найденный здесь тип храма и затем получивший свое распространение, надолго станет ориентиром для церковного зодчества – образующим понятием «рашская школа».

7.jpg

На фотографии хорошо различима объемно-пространственная композиция крестово-купольного храма, с принятой в Византии доминантой купола, однако прослеживается и некоторая протяженность здания по оси восток-запад, что характерно для западноевропейского церковного зодчества. Я имею в виду не более позднюю пристройку, но только часть старой церкви, которая облицована мрамором.

9.jpg

И хочется еще раз остановиться на важности тех мировоззренческих ценностей, значимых смыслов - которые обнаруживают свое пристутствие в архитектуре, а точнее - обуславливают ее, диктуют ей. Ритуал службы подразумевает не только метафорическое, образное участие человека в процессе, но требует и буквального – телесного, динамического, благодаря которому и происходит переживание. То есть архитектура служит внешним знаком, указанием, призывом к определенному роду поведения.

Базилика – зальное пространство, восходящее к еще древнеримским общественным помещениям, предназначенным в первую очередь для судилищ, содержит в себе идею некого маршрута, пути, в то время как для византийской храмовой архитектуры важнее собрать верующих в едином, общем, устремленном ввысь пространстве. И если в первом случае длина есть указание на устремленность к горнему, готовность к следованию, то восточно-христианская традиция признает культовым пространством то, которое увенчано куполом и предполагает пребывание, что указывает на соборность http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/9100/СОБОРНОСТЬ , то есть на первоочередность связи с церковью Небесной. Лишь войди и постигнешь Небесный Град.

10.JPG

Очень показательны в этом смысле строки из русской средневековой летописи, которые процитирую по памяти – оказавшись впервые в Царьграде (ныне Стамбуле), наши князья отозвались о посещении Софии Константинопольской так: вошли мы и не поняли – на небе или на земле.


11.jpg
Интерьер Софии. 6 век

То есть символическое прочтение архитектуры и безо всяких предисловий возможно. Важно только иметь желание. А позже привычку. Ведь по сути именно тем и занимается любой путешественник, меняя города и страны – он ищет символы - не вирбализованную, но предназначенную для него информацию. Историю, которую ему придется фактически пережить, не прослушать. И именно архитектура и ее комментарии (фрески, мозаика), предоставляют такую возможность.

12.jpg
фото из банка изображений https://kb.osu.edu/dspace/handle/1811/37118/browse?order=ASC&rpp=20&sort_by=1&etal=-1&offset=233&type=title

Фрески церкви Богородицы монастыря Студеницы http://www.manastirstudenica.rs/indexrusd29c.html?page_id=57 ; http://www.srbija.ru/mat/prav/81-id доносят до нас ценности начала 13 века. И если Белый ангел в Милешево есть следующий шаг на пути к классическому искусству, (что можно расценивать как реакцию на основание Латинской империи на территориях Византии), то подход обнаруженный в Студенице, демонстрирует ностальгическую или можно сказать патриотическую попытку обращения к истокам. Здесь мы видим одно из первых свидетельств той глубокой перемены в мировоззрении. Интерес к прошлому затмевает тягу к экспрессии и великолепию, обострению граней, которые характеризуют 12 век.

13.jpg

Икона 12 века – Коминовское возрождение. Благовещенье.
(Простите, но конечно же, я пишу упрощенно и привожу лобовые примеры. В искусстве Византии всегда присутствовало несколько течений! Я лишь пытаюсь прокомментировать увиденное и ели удерживаюсь дабы не впасть в излишние подробности. Более того, география помешала мне совершить путешествие согласно хронологии, оттого временами приходится и придется возвращаться к уже сказанному)

14.jpg
из банка

Теперь, в начале 13-ого века, жизнь облачает в искусство и возводит на пьедестал - отсутствие усложненности. Все излишнее – отброшено. Средствами благородной простоты достигается эффект некой внутренней тишины. Молитвенного молчания, в котором нет места трагизму, страданию, сомнению, скорби. Всякий образ здесь знак. Утверждение.

15.jpg
из книги ОС

«Черты лица с округлым овалом обрисованы простыми крупными линиями, облик – ясный и свежий, краски – яркие и насыщенные. Образ – открытый, не имеющий, быть может столь сложной глубины, как в коминовскую эпоху, но зато полный спокойствия и внутренней уравновешенности. Во всем этом чувствуется величественный утвердительный тон искусства раннего 13 века, обновившегося, «омолодившегося» в эту пору еще раз», и далее: «Достоинство образа предполагает сдержанность, недопускающую каких-либо эмоций. Всякое напряжение отсутствует, душевная ровность соответствует состоянию созерцания» - так пишет о «Богоматери Студеницкой» Ольга Сигизмундовна Попова в своей недавно вышедшей книге «Пути Византийского искусства». «Одухотворение классики, тем самым ее перевоплощение», - так характерезует знаменитый ученый этот период.

Но спустя столетие настроения искусства, в след за течением истории, вновь изменятся. В начале 14 века на смену монументальным, сильным и даже грубоватым образам приходят совсем другие – тонкие, взволнованные. Поменяется и тональность – краски станут нежнее, моделировка тоньше.

unnamed-6.jpg

К сожалению, в храме Богородицы, как впрочем и везде, нельзя было делать фотографий. Но оставаясь без присмотра я все же осмеливалась «воровать», а соседняя, крохотная монастырская церковь Св. Иокима и Анны оказалась пуста. Нет, не совсем так - в ней просто не было служителя. И я с жадностью набросилась на нее со своей телефоной.

16.jpg
Интерьер церкви свв. Иокима и Анны

Удивительно, как дорогие твоему сердцу профессора, навсегда остаются жить в тебе. Сделав шаг через порог и оказавшись под сводами, первое что сказал мне мой внутренний голос было: Здесь очень шумно! И это правда. Но фраза не моя - так прокомментировала Ольга Сигизмундовна свои слайды на лекции. И это действительно очень меткое замечание. Эффект многоголосья возникает тут не только благодаря живописно разлегшимся потерям, но цвету, направленному на него свету, измельченности, подробности изображений. 14 век византийского искусства отличает чрезвычайная насыщенность и артистизм. Так, пусть уже небольшой византийский двор, сосредоточенный вокруг императора Андроника II, где ценилась гуманистическая образованность и культивировался утонченный вкус, продолжает оказывать свое влияние на искусство восточно-европейской ветви христианства.

17.jpg

Этот храм нередко называют так же и Кралевой церковью. Не случайно. Я же позволю себе назвать этот памятник типичным примером придворного - рафинированного искусства.

18.jpg

Церковь Святого Иокима и Анны была построена по заказу короля Милутина http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/10972/МИЛУТИН, http://days.pravoslavie.ru/Life/life4618.htm в 1314 году. Росписи создавали греческие мастера Михаил и Евтихий, они же работали и в Охриде, в церкви Богородицы Перивлепты (превлекающей взоры). Но интересно, что в Студенице программа росписей – то есть содержательный рассказ, который существует в каждой из церквей и обычно иллюстрирует ее посвящение, здесь описует бытие родителей Богородицы – Иокима и Анны, однако обращается это сказание к апокрифическому (то есть «неофициальному») источнику – к Протоеванглию Иоакова (2 век).

Подобное обращение вполне вероятно указывает на некую особую интимность, личностную значимость устроенного храма. Неслучайно это обращение к прародителям для Милутина – наследника Стефана. И важнейшими из сцен тут оказываются сюжеты - Рождение и купание Марии, на противоположной стене – Введение во храм.

20.JPG

Выделенным масштабом сценам сопуствуют и более мелкие изображения, но и не менее важные – моление Святой Анны, встреча с Иокимом у Золотых ворот, на северной стене – Благословение Марии иереями. И это при том что обычно главенствующими сюжетами богородичного цикла являются Успение и Погребение. Здесь же эти сцены отходят на второй план. Важнейшим из смыслов становится свершение обещанного – нам предъявлена здесь Высшая закономерность.

19.jpg
Портрет Милутина с церковью в руках

Подобные частные молельни наиболее точно портретируют заказчика. Именно эти небольшие архитектурные реальности, украшенные согласно личному вкусу и несущие наиболее ценные, выраженные в росписях, размышления и раскрывают характер, открывают глубокие чаинья давно ушедшего. Того, чье имя живет лишь в древних архивных документах, а в лучшем случае в учебниках. За такими памятниками я и охочусь. Я заворожена этой возможностью живого диалога. Он прекрасней любой из книг. И в Сербии меня будет ждать настоящий подарок судьбы.

4.JPG

Я расстеряла своих спутников еще при входе в монастырь, несмотря на то, что это крохотная территория. Зато в поисках их, мне стали открываться сценки жизни, которые я не смогла бы подсмотреть в другом случае. Вот укрывшись в тени, на веранде, беседует монах с молодым мужчиной. Тон разговора нравоучительный, но герой живо и даже временами дерзко вскидывает глаза на служителя, который по отечески ему улыбается. Между ними царит понимание. Вот в храм Богородицы устремляется пара – муж и жена. Они долго идут к алтарю, прикладываясь губами к каждой иконе и наконец, замирают в молитве со свечами в руках. Вот в ворота входит семейная пара с тучей детей! Малявки находятся в непрестанном движении, оттого мне просто невозможно их сосчитать – кажется все-таки семь. Все чистенькие, нарядные и знают как вести себя в монастыре. А вот и служитель. Он говорит по-английски. Рассказывает что сюда, к Богородице приезжают бездетные пары на богомолье. Он говорит о частых таких паломниках из России и просит уточнить названия русских церквей, в которых можно просить за детей. А вот мальчишки – обнимаются с деревом. Без старших. Наверное просто зашли из ближайшей деревни сюда погулять.

22.jpg

И вот мы нашлись наконец-то с мужем. Неспешной дорогой направились мы к машине. На стоянке нас уже поджидали провожатые – тайм-менеджер сделал свое дело. Мы идем по графику. А по графику у нас обед. Перед долгой дорогой мы подошли к роднику напиться и обнаружили там старого серба. Он торговал пилотками четников (http://www.srpska.ru/article.php?nid=6115). Купили конечно. Поболтать не успели. Наш путь лежал далеко на юг, на границу Сербии с Косово.

* я неправильно дыхание взяла. я учту пожелания ;)
Tags: Сербия, путешествие, телефона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments