форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Сербия. День второй. Вечер (окончание)

13.JPG
Монастырь Сопочаны. Церковь Св. Троицы

При подъезде к монастырю выяснилось что здесь пасутся два автобуса русских туристов - значит к фрескам будет не протолкнуться. Минуя смотровую площадку, с которой открывался прекрасный вид на долину, я побрела ко входу и остановилась для фотографии, но вместо отлично сохранившегося здания относящегося к рашской школе увидела я только заплаты реконструкций и убогую территорию. А у самого храма - на крыльце его меня встретил мальчик лет десяти, который заливал своей мочой свечи в нижнем ряду – в Сербии принято так ставить за помин души… Вот мерзавец! Я ели удержалась чтобы не отодрать его за уши. А потом махнула рукой. Сама виновата. Зачем мы вообще сюда приехали?


13а.jpg
Сопочаны. Стены древних несохранившихся монастырских построек

14.jpg
План монастыря Сопочаны

С отвращением смотрела я и на туристов. Здесь не было служителей оттого две группы, каждая человек по сорок, с чувством сладкой вседозволенности щелакали затворами фотоаппаратов, бездумно снимая что придется. В азарте кто-то заходил в алтарь, кто-то толкнул амвон и с него чуть не упали праздничные иконы. Гиды не обращали никакого внимания на этот нездоровый ажиотаж, они скороговоркой несли какую-то чушь, которая была неинтересна ни им самим, ни их слушателям. Как рой отвратительных насекомых жаждущие приобщиться перемещались с места на место. И вот в тот момент я поняла, что запрет на фотосъемку в храмах вполне правомерен и кроме того, бесконечный поток бездумных туристов убивает и святое место. Среди жадной толпы оказалось несколько батюшек, один из которых на удивление, оказался отцом маленького негодяя – теперь юнец стоял между отцом и поповной и сладостно им улыбался. Меня передернуло. И все же, с тем же тупым равнодушием, в облаке которого я оказалась, я сделала несколько фотографий.

15.jpg
Сопочаны. Церковь Св. Троицы. Интерьер

16.jpg
Српочаны. Цикл фресок церкви Св. Троицы

18.jpg
Церковь Св. Троицы. Апостол Павел

Жаль, что в таком настроении я оказалась в этом храме. Монастырь Сопачани – знаковый памятник середины 13 века. Конечно, стремительное развитие искусства, то есть те изменения которые произошли в нем с начала века были настолько разительны, что не смогли меня совсем не удивить и совершенно не затронуть. Цикл фресок церкви Св. Троицы в Сопочанах создается после цикла в храме Богородицы в Студенице и до монастырской церкви Иокима и Анны (про них см. http://inga-ilm.livejournal.com/1036672.html ). Однако ничего, помимо констатации факта я там не познала.

19.png
Фреска церкви Св. Троицы. Успение Богородицы

Свобода движений, текучесть складок, мягкие переливы гаммы, доступность рассказа и точность в передаче простых, очень человеческих эмоций, воплощенных и в самом бого-человеке, - вот пожалуй что запомнилось. Я пробралась сквозь толпу на улицу и в поиске спутников заглянула в лавку. Посреди ее толчаи возвышалась фигура профессора, который что-то громко вещал, увидев меня он злобно усмехнулся и скрылся. Я подошла к прилавку и в этот момент ко мне обратилась какая-то женщина – она вероятно перепутала меня со своей подругой, с которой они стояли у кассы вместе: Видишь? Вот они - Богородицы слезки, вот эти зернышки как называются. Говорят так она плачет о нас, обо всех. Знаешь? Женщина повернулась ко мне протянула на ладони легкие косточки какого-то растения продетые на нитку. Обнаружив свою ошибку она смутилась, а я - обрадовалась. Нет, - ответила я, - я об этом ничего не знала. Спасибо Вам! Я забрала их из ее, все еще протянутой руки, передала деньги и пообещала себе не снимать эти четки, чтобы всякий раз вспоминать о том, как обидела человека. Человека, которому живется непросто в далеком краю, наполненном великим трудом. Человека, который пережил здесь войну и ради семьи в какие только авантюры не пускался, а ведь все без толку. Человека, который вот прямо сейчас и снова занялся не своим делом. Делом, представления о котором он не имел. Человека, которому наверняка место именно в школе, потому что он действительно любит и по-настоящему знает язык, и которого наверняка очень любят в классе его ребятишки, потому что он вовсе не строгий, а увлеченный, занятный, нежный и ужасно смешливый. Человека, которому нужно просто помочь.

Я вернулась к машине. Все были в сборе. Пора отправляться. Наша программа на день была выполнена. Путь лежал в сторону Чачака. И несмотря на все только что мной пережитое, я твердо решила, что испытание это не для меня. Нет, завтра мы все-таки не уедем, мы просто отправимся в путешествие втроем. Ничего что не будет гида, он все равно таковым не является. И ничего что нет переводчика. По сути он нам и не требуется. Простые вещи при определенном внимании можно понять, а в крайних случаях будем звонить в отель, объясняться по-английски, а девчонки переведут.

20.jpg
Ручей в ущелье

Мы ехали по дну ущелья, справа бежала шумная речка, а на ее берегу раскинулась обширная территория новехонького мотеля. Даже издалека было видно, что там неплохой ресторан. Я решила устроить отвальную Новаку, а заодно разглядеть поближе гостиницу – вдруг пригодится. Ras Pazariste (tel. 020/361 578) – это я для себя тут пишу, чтобы не потерять))) - оказался действительно симпатичным местом и главное – тут подавали настоящую горную форель, которую вылавливали выше по течению. Мы тут ужасно соскучились по свежей рыбе и оттого с радостью набросились на ее нежное белое мясо, с привкусом дымка. Профессор как всегда пошел знакомиться со всеми и ужасно довольный вернулся. Высыпал ворох рекламных зажигалок на стол и заявил: Они сказали мне чтобы я еще им группы приводил! Тогда мне скидки будут. Тут-то меня и прорвало. Я сказала, что если он действительно хочет стать гидом, то для этого надо совершить следующие шаги – попросила бумагу и ручку и все по пунктам ему расписала. Он сначала хотел обидиться, но ему стало интересно и он передумал, а потом все-таки опять решил начать мне конючить что времени исполнить задуманное у него нет, что у него в школе занятость повышенная, но я резко его оборвала - сказала что скоро в школе каникулы. А за полтора месяца как раз все и можно успеть. Это была правда и профессор был окрылен. Теперь он практически парил над землей. В этой эйфории он тотчас обзвонил всех родственников и знакомых чтобы рассказать о своей новой стезе, а потом и вовсе куда-то умчался. И хорошо. Потому что в счастье он был так же невыносим. Зоран вероятно понимал что происходит, оттого поглядывал на нас с легкой насмешкой и интересом. В конце концов спросил: Завтра без него едим? Мы кивнули. Тут воспорил и он. Мы с удовольствием выкурили с ним по сигарете (хотя Зоран уже лет пять как бросил) - помолчали под журчание ручья, и нежное, вечернее посвистывание птиц. Потом долго разглядывали пещеры над головой, в которых когда-то жили монахи, спускаясь туда на веревках с обрыва, кстати говорят и сейчас там один подвижничает. И наконец засобирались. У машины Новак сказал: А знаете, пока совсем не стемнело, поезжайте-ка в Ступовы - в храм Георгия Победоносца, это недалеко и время еще есть. Я узнал – он открыт. А меня оставьте, пожалуйста, неподалеку от города. Я пойду ботинки себе поищу. Телефоны у нас у всех есть - если задержитесь, я вас в кафе подожду. Так будет правильно.

21.JPG
План монастыря Столпы Св. Георгия

Восхождение в монастырь Джурджеви Ступови (Столпы Св. Георгия - http://www.pravenc.ru/text/171883.html ), оказалось не простым. Храм его стоит на вершине горы, нет неправильно я называю, не горы конечно, не Эверест, правильнее наверное - на высоком уступе. Территория монастыря утопает в сосновом бору, так что дышалось во время почти вертикального подъема все-таки легко и очень вкусно.

22.jpg
Подход к церкви Св. Георгия


22а.jpg
Один из портал входа на территорию монастыря Столпы Св. Георгия

22б.JPG
Храм Св. Георгия

Мы долго кружили вокруг здания церкви в попытках обнаружить вход и наконец натолкнулись на молодого монаха – серба, который отлично говорил по-русски.

23.JPG
Один из входов в храм Св. Георгия


24.JPG
Интерьер церкви Св. Георгия

В глубокой юности он работал официантом в одном известном московском ресторане, а как закончилась война – вернулся в родное село. Понял нигде больше жить не может и не хочет. Но работы тут нет, только если в полях. Так что подвизался у Георгия. Постоянных насельников двое – он, да один древний старичок, что почти все дни напролет проводит в кельи в посту и молитве. Остальные приходят и вскоре уходят. Настоятель – наездами. Туристов совсем тут немного. Храм столько раз подвергался разрушениям, что и посмотреть-то нечего. Кормит их вид с холма, да могила короля Драгутина (1282-1316) http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/687246 . К ней приезжают паломники. Драгутин был славен тем, что отрекся от престола в пользу младшего брата после падения с лошади. Увидел он в том божественный знак, знак того что несправедливо поступил в свое время с отцом. Человек он был глубоко набожный. Спал в гробу – для смирения плоти и жизнь свою закончил в монашестве.

25.jpg
Склеп короля Драгутина

26.jpg
Интерьер склепа короля Драгутина

27.JPG
Фреска цикла склепа короля Драгутина

Единственный относительно сохранный цикл фресок покрывал стены крохотного склепа и относился к жизнеописанию короля. Света хватило снять только северную часть, ту на которую падали последние лучи заходяшего солнца из распахнутой двери. В нижнем регистре изображены правители династии Неманичей, подступающие к трону Господню. В верхнем - Троица. С затаенной грустью покидали мы расстерзанное могучее тело средневековой постройки. Но наслаждение видом с горы исцелило печаль. Красота мира – величайший из лекарей.

К вечеру на трассе стало попроще и мы за считанные минуты оказались в Новом Пазаре, где ели оттащили профессора от бедняги-прохожего. Наш герой хвастал ему обновкой и давал советы по приобретению обуви. Настроение у обладателя резиновых туфель было шикарное. Он не уставал повторять что счастлив своей мозоли, потому что познакомился в кафе с преподавателем математики из местной гимназии – он нашел себе настоящего друга! И ведь как чувствовал что купить ботинки было важно, иначе не состоялась бы в его жизни такая важная встреча. Он бесконечно говорил и говорил и как я была рада, что продолжала его слушать, дав себе обещание в Сопочанах - пусть напоследок, но быть крайне внимательной к нему, вместо того что бы привычно поддакивать. Дело в том что неожиданно профессор вспомнил - неподалеку, есть еще один монастырь, о котором я не упоминала, но он тоже хороший – старый. И теперь ведь он с нами – а это значит мы не просто посетим монастырь, покосился он на Зорана, но и еще и получим истинное удовольствие от беседы. Что и говорить? мы развернулись и в угасающем дне помчались в Градац (http://www.pravenc.ru/text/590597.html

29.JPG
Интерьер церкви монастыря в Градаце

Когда мы прибыли, уже стемнело. Ночи в горах не чета нашим – городским. Просто глаз выколи. Где-то вдалеке, за паркингом, за порослью кустов, тускло светилось одинокое окошко. Ни фонаря, ни фона от поселения. Счастливый профессор в новых туфлях был готов на подвиги и он рванулся напролом сквозь цветущую изгородь. На треск кустов отреагировали не только собаки всей округи, но и судя по деловитому басу – самый настоящий местный и крупный охранник. Мы туристы! Туристы! - жалобно кричал наш гид по-русски огромному черному псу, который тенью встал на дороге. Впрочем, разглядеть что-либо было невозможно, видны были только раскаленные угольки глаз, да тусклая подсветка телефонов вырывала из темноты здоровые белые клыки, смею заметить воспитанного пса, который не пускал в обитель, но и не покидал ее. На этот учиненный скандал, распахнулась далекая дверь, залив мягким светом ухоженный палисадник. На пороге появилась ладная фигурка и нежный голос отозвал собаку. Она тотчас успокоилась и побежала ластится к хозяйке. Пройдя по лабиринту душистых клумб мы оказались в монастырской лавке в которой царил редкий порядок. Монахиня соскользнула за прилавок и сделала строгое лицо. А я чуть не ахнула – перед нами стоял просто ребенок, прекрасная дева, лет восемнадцати. Без преувелечений – редкой красоты цветок. Я была так изумлена, что несколько минут не могла вымолвить и слова. Мои спутники, по выработавшейся уже привычке, погрузились в изучение ассортимента, а я подбежав к мужу горячечно зашептала: Как же так? Как так? Она ведь совсем еще девочка! Как решилась? Отчего? Как родители позволили? Но спустя еще несколько мгновений стало понятно, что жизнь такая ей по душе. Она с искренней заботой обслужила нашего Новака, который как всегда набрал полные руки безделушек и требовал для каждой всестороннего обсуждения, она ответила на вопросы и нам, помогла подобрать подарок дочери Зорана. Все в ее руках спорилось. И вешицы в лавке были непривычные, занятные – деревянные разноцветные четки, что детская пирамидка, веселые красивые платки, открытки.

- В храм-то пойдете? – задорно спросила она, через нашего переводчика. В храм! Сейчас? Мы и не мечтали. Она деловито побренчала ключами, пряча довольную улыбку в ответ на наши восторги. Закрыв дверь и кликнув пса, который занял главенствующее положение в нашей процессии, она уверенно повела за собой в практически полной тьме. Впрочем через несколько метров, при приближении к черной громаде, автоматически вспыхнула подсветка, озарив благоустроенную территорию и остатки стен самой первой, давно разрушенной базилики. Наша провожатая казалось знала обо всем на свете, она рассказывала историю монастыря и королевского рода, проводя параллели с историей Византии, давала точные искусствоведческие характеристики – в общем, сразила меня наповал. Открыв тяжелые двери огромным ключом, чуть меньше ее по размеру, она бесстрашно бросилась в густую гулкую черноту, забежала в алтарь и включила там тусклую лампу. Наш большой и на редкость понятливый провожатый, легонько вдохнул и смиренно сел у самого входа, застыл в ожидании. Рассеянный свет вызвал к жизни лики. Я в растерянности бродила по церкви сравнивая свои впечатления от подобного же – ночного посещения готического собора и обнаруживала, насколько пространство православного храма гостеприимнее или точнее сказать - снисходительнее. Лампады выхватывали не искаженные мукой тела и за ними пугающий лес арок, теряющийся в провале выси, но простор и нежно склоненные к просителю лики. Все еще находясь под впечатлением от знакомства с этой юностью и, впитав силу могучего собора, я в раздумье вышла на улицу и побрела по цветущей земле. Мне было вовсе не страшно, напротив очень спокойно. Я даже возгордилась. Вообще-то я страшная бояка и больше всего на свете не люблю темноты. Но на несколько минут мне показалось, что я напиталась бесстрашием этой хрупкой девчонки, ее пониманием повседневной, глубинной жизни. Ну что тут может случиться? Это же святая земля. И именно в этот момент, раздался страшный, странный шум внутри живой изгороди, встрепенулся наш защитник. На его суровый рык, ответил где-то там, невидимый хор пустолаек. Я остановилась и дождалась своих спутников. Нет, все-таки я не человек средневековья. Что поделаешь - не живет во мне столько веры. С этой мыслью я погрузилась в машину, прижалась к плечу мужа, взохнула и сладко заснула. Завтра ведь все-таки опять в пол-шестого вставать.

28.JPG
Интерьер церкви монастыря в Градце

* а все равно все мои буковки в один пост не умещаются. бебебе :)


Tags: Сербия, путешествие, телефона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments