форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

ооооочень длинное



В далеком средневековье, где географическая путаница подводила под монастырь и Плиния и Геродота, и где согласно Августину и Якову крупнейшим сухопутным животным был дракон, в те времена когда Исидор Севильский вел родословную гигантов от смеси Ангелов с людьми, а Вергилий наблюдал Тритона, были и другие не менее удивительные и до сих пор знакомые нам явления – а именно господство сильного и угнетенье слабого.

Остатки римского просвещения были растоптаны варварами, которым не было никакого дела до знания, что накапливалось и передавалось на протяжении тысячелетий. Им не были ведомы радости искусства и науки. В чести была лишь грубая физическая сила, которая подчиняла, лишала имущества и давала право господину распоряжаться жизнью, смертью и свободой. И каждый самый ничтожный владетель, самый мелкий землевладелец считал себя равным королю. И любой владеющий мечом мог войти в жилище низшего, чтобы отнять, разграбить, завладеть. Общество было полем битвы, а война – ремеслом.

Но появились и те, кто смело шли наказывать жестоких. Так сердце, ум, характер и мужество явились защитой и украшением трона, а церковь начала смотреть на покровителей несчастных, как на воинов достойных небесной награды.

И слово рыцаря было нерушимо, а ложь и вероломство считались гнуснейшими преступлениями, за которые не было прощенья. Наказанием – изгнание или смерть. Отступившего приносили в церковь и отпевали живым. Над ним читали: «Да будут сиротами дети его, и вдовой жена его… Пусть чужие люди разграбят все достояние его и да не будут милующего детей его. Пусть изгладиться имя его в другом роде… Да истребит всевышний память о нем на земле, за то что он не помнил делать милость, преследовал человека страждущего и огорченного в сердце…»

Мир был зачарован. Не страх наказания побуждал к действию. Великодушие, любовь к ближнему и желание смягчить его страдания, пусть даже невозможно их уничтожить, облагораживали человека и давали ему в те тяжкие времена новые, нравственные силы.

Защитника узнавали издалека по его одеянию и пред ним опускались мосты непреступных замков и ограды ристалищ, пред ним склоняли головы прекраснейшие из женщин, их осыпали почестями, титулами и дорогими сердцу наградами – эмблемами и шарфами. Только рыцарь мог носить копье, броню, кольчугу, золото, меха, бархат и красное сукно. И только ему было позволено сидеть за одним столом с королем. И на все знаки внимания он отвечал вежливо, ласково и скромно, ибо эти качества смягчают суровость ратника и позволяют ему по праву называться рыцарем. Влияние почета было столь могущественно, что побуждало каждого превосходить самого себя, – это время создавало истинных героев – настоящих рыцарей.

Но ни знатность происхождения, ни богатство не давало права от рождения носить это звание. Только здоровье, которое позволяло бы переносить все тяготы воинской жизни, и образование. Каждый, и сын властителя, и сын рыцаря и сын простого дворянина начинал свою службу на стороне храбрости, чести и великодушия с первого шага – пажа.

Воспитание мальчика рожденного для высокого предназначения начиналось с глубокого детства. Первые игры и забавы были воинскими. Вместе с ровесниками строились башни и укрепления из дерна и снега, за которые шла борьба – то осада, то оборона. Частокол поместья – войска, деревья – враги. И в этом нет ничего удивительного и теперь, жаль только что в Москве уже не «живут дворами», а вместо наших и немцев есть команда Васи и команда Коли – а значит пустая борьба честолюбий…

А тогда в семь лет ребенок переходил из женских рук в мужские и получал первые уроки от отца под родным кровом. А по достижению десяти лет его отсылали на воспитание к рыцарям, с которыми родители состояли в доброй дружбе или в кровном родстве и каждый рыцарь-наставник считал большой честью дать образование мальчишке и даже после его посвящения воспитатель следил за своим бывшим питомцем и не оставлял его своими советами.

Паж или Валет.

В минуту расставания мать дарила сыну связанный своими руками кошелек с небольшой суммой денег и ковчег со святыми мощами, а отец давал письмо – отрывок из одного такого вы уже видели (https://inga-ilm.livejournal.com/112227.html), мальчик садился на свою парадную лошадь и в сопровождении старого и проверенного слуги, ведь чаще всего путь предстоял не близкий и полный опасных приключений, отправлялся в заветный замок.

Королевские дворцы и замки вельмож были прекрасными школами для будущих рыцарей – здесь среди разговоров о войне, благоговения пред подвигами защитников, охоты и суровых тренировок на протяжении лет он исполнял обязанности слуги: сопровождал патрона на охоту, в путешествиях, прислуживал гостям и за общим столом. Ведь только научившись беспрекословно подчиняться можно научиться и повелевать. Паж хранил глубокое молчание и говорил лишь тогда, когда к нему обращались, следил за вооружением и конским убранством, а так же подавал омовение странствующим рыцарям.

В обязанности же наставника входило показать валету примеры доблести, чести и достоинства
.
Первые уроки – Закон божий. Его преподавательницами были самые высокородные и набожные дамы из жительниц замка. Наш паж обязан был не только знать религиозные догматы, но и охранять их. Богословие – звучит так просто. И тем не менее эта наука включала в себя не только умение читать, и толковать куски из Евангелия, но и умение аргументировано вести диспут, изящно выражать мысли в письменной форме. И все это время пажи во всем подражали своим патронам и преподавательницам, а значит, отличались кротостью и добронравием – вот он источник безукоризненной вежливости, столь необходимой в общественных отношениях и уже практически утерянный нами.

Рано утром, как только мальчик исполнял свои обязанности – убирал комнаты наставника, приводил в порядок оружие, он сразу же являлся в зал где находились дамы. Пажи составляли свиту почетных дам – старались услужить: держали мотки для шерсти, разматывали нитки для вышивки, подносили напитки и лакомства, поправляли уголь в камине, а как только видели утомление гостей – провожали их к месту ночлега, разносили обязательный для всех бокал вина «на сон грядущий» и многое другое – их задачей было предупредить, но не исполнить. В свою очередь дамы дарили их искренней лаской и благодарили за оказанные услуги. О где оно умение обращаться, умение ценить и понимать женщин…

В свободное от услужения время – бег в латах, бег с препятствиями, усмирение лошадей, метание дротика, владение копьем, подготовка к турнирам, изучение военных приемов.

За первые семь лет валет был должен овладеть как можно совершеннее семью уменьями: шахматной игрой, стихосложением, пением и игрой на музыкальном инструменте, богословием, плаваньем, навыками владения оружием, ну и конечно верховой ездой. И тот, кто признан был достойным, тот кто по мнению наставника достаточно преуспел, и в 14 лет достигал следующей ступени посвящения – паж становился оруженосцем.

Оруженосец.

Это звание было чрезвычайно почетным и опасным. Вообще обычай отдавать сына в чужой дом основан на том, что родители вряд ли в состоянии были дать такое суровое воспитание своим детям. Помимо изящных манер, религиозности и благоразумия от мальчика в этом возрасте требовали взойти на первую ступень к храму Чести и в четырнадцать совершался первый важный религиозный обряд, на который приглашались родители и их восприемники – пред алтарем из рук священника мальчишка получал свой первый меч и первое благословение на ратный подвиг.

Оруженосцы подразделялись на несколько классов: высшие более старшие состояли при персоне наставника, следующим по рангу шел юноша, приставленный к супруге. Затем комнатные оруженосцы: камергеры, конюшие (шталмейстеры) и кравчие (форшенйдеры).

Теперь их допускали ближе. Кравчие могли вступать в беседы – учились выражать свои мысли в красноречиво и точно и все же особое внимание обращалось на скромность и благоразумие, а так же на умение общаться с низшими. Ведь кравчие теперь уже не просто разносили блюда, но руководили группами пажей прислуживающих за столом, по окончании обеда принимали и отвечали за посуду – серебро и фарфор, отвечали и за развлечения – назначали валетов на исполнение музыки, на сопровождение на катания и гуляния. От них исполнительности и сообразительности теперь фактически зависел жизненный уклад дома.

Из должности форшенйдера повышали до конюшего. В обязанности шталмейстера входили уход за лошадьми и обучение их ратным приемам. Кроме того, конюшие занимались верховой ездой с пажами и эти занятия перемежались уходом за оружием и домашней службой. Молодые люди были постоянно заняты и постоянно следили за собой, чтобы не вызвать недовольства старших. Вечный тренинг. И так еще семь лет.

Оруженосцы являлись и внутренней стражей замка. Они не спали до рассвета, а с утра принимались за свои обязанности и круг их только разрастался – подать оружие наставнику, подвести лошадь. На самом деле облачение большая наука – от привычки хорошо быстро и тщательно одеться часто зависели жизнь и успех сражающегося, а собрать и укрепить все связки лат, верно надеть шлем и укрепить забрало – настоящая наука.

Высший эшелон оруженосцев сопровождал рыцаря в бою. Они вставали сзади своего патрона и подавали свежего коня, новое оружие, поднимали его, отражали удары.

Во время войны оруженосцы неотлучно находились в войске, но во время затишья – путешествовали как послы и доверенные лица, знакомясь с чужеземными обычаями и принимали участие в турнирах. И все это ради того, что бы быть может погибнуть во славу благой идеи.

«Да повинуются они начальникам и полководцам над ними поставленными. Да не возобладает их гордость в ущерб прав ближнего. Жажда прибыли и благодарности, любовь к почестям, гордость и мщение да не руководят их поступками, но да будут они везде вдохновляемы честью и правдой. Да не положат они меча пока не закончат предпринятого по обету дела. Да убояться злословием оскорблять дружбу».

Миром правит Эрос и Эрис, как сказал Эмпедокл, и с тех пор мало что изменилось – миром все так же правит Любовь и Война и все так же от нас зависит какими средствами мы достигнем своих побед…

С добрым утром друзья! *)))
Tags: ночное, образование, общедоступное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • фильм Глаза

    момент, когда мы впервые встретились в кадре. по жизни совсем не были знакомы. даже поболтать не успели толком. пришла на работу и давай - целуйся…

  • новые кочевники

    их наконец заметили и полагают - через десятилетие их будет больше миллиарда. это люди которые существуют в своем лаптопе, а живут - где только им…

  • мой марафон начался так

    далее

Comments for this post were disabled by the author

Recent Posts from This Journal

  • фильм Глаза

    момент, когда мы впервые встретились в кадре. по жизни совсем не были знакомы. даже поболтать не успели толком. пришла на работу и давай - целуйся…

  • новые кочевники

    их наконец заметили и полагают - через десятилетие их будет больше миллиарда. это люди которые существуют в своем лаптопе, а живут - где только им…

  • мой марафон начался так

    далее