форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

про Пьеро дела Франческо

Дважды пришлось перечитать то предложение, что осталось в дневнике как впечатление о родном городе Пьеро делла Франческа. В тех словах содержатся некие намеки, которых мне теперь и не различить. Оттого я буду излишне подробна в описании этого путешествия, с тем чтобы попробовать воскресить то гулкое чувство, которое рождается в том призрачном городе со странным названием Борго Сан Сеполькро.

День начался даже без завтрака. От стен крохотного отеля прилепившегося к стене базилики Святого Франциска в далеком от мира Ареццо нас забирала машина. От финального шедевра мастера – капеллы Святого Креста, наше путешествие лежало в те места, в которых Франческа родился и которые старался покидать как можно реже. Там и скончался он глубоким стариком, до того посвятив себя математике. Окончательно ослепнув, он спокойно блуждал по родным улицам, зная их на ощупь. Мы решили передвигаться здесь на перекладных. Не хотелось подчиняться расписанию автобусов. Хотелось чувствовать себя свободными. Надо заметить что эта местность не самая удобная для «безлошадного» путешественника. Холмы, что чередуются с узкими долинами, вскоре переходят в горы оттого здесь нет железнодорожного сообщения. И даже когда Италия боролась за объединение, эти земли всегда оказывались чуть в стороне от общегосударственных интересов, таким образом Сан Марино даже умудрилось удержать свое княжество. До сих пор этот городок на вершине горы имеет настоящую государственную границу с Италией. Во время железнодорожного бума конца девятнадцатого столетия, конечно же, успели проложить хотя бы первую линию дороги и построить несколько станций, но вскоре Вторая Мировая стерла эти старания с лица земли и до сих пор можно видеть живописные обломки попытки прогресса в этих упоительных местах.

Дороги здесь вьются прихотливо. Есть предание что проложены они ослами. Это животное умеет выбирать для себя легкие пути – уклон наиболее приемлемый для размеренной ходьбы. В горных местностях римляне пускали ослов впереди войска, а во время сражений их вместе с архитекторами и инженерами воины запирали спинами в кольцо – защищали как драгоценность. Не знаю насколько верна легенда, но шутки про ослов и архитекторов в предгорьях Альп бытуют. Вероятно и здесь было так. Вот о чем я думала глядя в окно такси, удивляясь узорам дороги которая сбегала с холма и разбивалась на множество ручейков что охватывали равнину. Рассвело давно, но небо тосканской весны только набирало свою сумеречную преддождевую силу. Крутые повороты разбавляли мерную графитовую картинку бегущих кустарников за окном. Тогда в просветы мелькали знакомые по картинам Франческа пейзажи Тибрской равнины, словно светлые вспышки.

1.jpg
Вид из окна музея Мадонны в Monterchi на долину и город Сан Сеполькро

Петляя теперь по сельской дороге мы наконец подъехали к крохотному замку на вершине крохотной горы. Мы шли по графику – в начале девятого уже были в первом городе по маршруту, так что могли позволить себе хотя бы чашечку кофе. Но городочек на вершине безмятежно спал. Спал словно сладкий младенчик и раскинулся во сне. Городской площадью служил внутренний двор древнего высокого замка. Именно там, посреди амбаров, жилых квартир и крохотных лавчонок, располагалась единственная городская таверна. Дворик в окружении серых древних камней, увитых виноградом, был очарователен, особенно оттого что неприбран. У входа в закрытый ресторан с ночи осталось одинокое старое кресло и рядом стакан со своей неизменной подругой - темной бутылкой. А у широких деревянных ворот по соседству небрежно развалился обхват сена. Напротив в полуоткрытое окно хотела сбежать легкая штора. То здесь, то там с балкончиков выглядывали и улыбались скупому солнцу цветы. Все дышало покоем. И даже на шумный приезд чужестранцев этот диснеевский рай никаким образом не отреагировал. Наши вздохи восхищения были подавлены вздохами сожаления. Но... как известно время не ждет! Мы решили пораньше посмотреть музей одной картины и немедленно выезжать дальше – завтракать тогда уже в Сансеполькро. Спустившись по отвесной центральной улочке до достопримечательности мы обнаружили что музей тоже закрыт. Теперь у нас было лишних минут сорок. И довольно глупых. Когда в день нужно успеть посмотреть пять городов счет идет именно на минуты. Но делать было нечего и мы попросили таксиста отвезти нас куда-нибудь. Он не знал местности, к сожалению, иначе бы мы успели и в еще один нужный город, оттого и долго кружили пока наконец выехали к развязке проселочной дороги и шоссе. Здесь стоял крохотный магазинчик со всякими бутербродами, которые дочери хозяина тотчас нарезали и начиняли свежайшими помидорами и всякой зеленью с ближайших грядок. Что удивительно, кафе в этих сонных местах было битком набито посетителями. Некоторые пили кофе, некоторые стояли в стороне и тихонько переговаривались. Конечно же все завсегдатаи. И несмотря на то что картинка была мирная, одновременно было разлито в воздухе какое-то ожидание. Я была крайне удивлена и вышла на улицу с сигаретой, чтобы попробовать взглянуть со стороны и вычислить явление. Но ничто кроме как забитый автомобилями паркинг, не указывало на скрытый ажиотаж. Я вернулась внутрь и мне показалось что людей стало еще больше. А через несколько минут у стеклянной витрины закусочной остановилась небольшая симпатичная машинка. Румяный круглолиций парень вышел из нее и распахнул дверь своего пикапа, которая оказалась не как обычно позади фургона, а сбоку. Таким образом открывшееся зрелище воистину произвело фурор на почтенную публику. В недрах машины хлебной пекарни притаился горячий румяный хлеб. Казалось он дышал. О это было несомненно, потому что с дороги в кафе тотчас проник его аромат. Поваренок распахнул дверь и внес на прилавок два подноса горячей хлебной выпечки. Я боюсь даже начать перечислять разновидности итальянского хлеба и лучше сразу честно признаюсь что из более чем тридцати знакомых мне сортов я от силы назову пять. Толпа на секунды замерла в почтении, а затем возбужденно высыпала на улицу и накинулась на пикап булочника. Вероятно хлеб был уже оплачен. Или напротив за него платят задним числом. Как бы то ни было, для жителя мегаполиса эта картинка жизни являла собой подлинное чудо (как целиком так и по отдельности каждое ее явление). Человеческое утро начинается с чашечки кофе вместе с соседями, в ожидании стеснительного хлебопека, который с четырех утра уже на ногах – хлеб тебе готовит. Ты мальчишку этого знаешь с тех пор как он у отца под ногами крутился. Теперь серьезный парень. И знает точно как ты любишь. Краткое приветствие, а то и звонкий поцелуй, похлопывание от соотечественников, пара горячих булок, смех, причмокивания, фокаччо, хруст красивой бумаги в который его пихают, не знаю что еще и… городок расползается на завтрак. Ритуал – соблюден. Теперь и музей мог открыться. Мы поблагодарили водителя чашечкой кофе (на время ожидания таксист любезно выключил нам счетчик и сэкономил приличную сумму) и вернулись к подножью крошечного города-замка. И только начали мы, исполненные сдобной благодати, неторопливо притормаживать, как на моих глазах в мирный пейзаж прилегающий к деревянному зданию бывшей школы, а ныне выставочному залу, въехал гигантский межконтенентальный туристический автобус битком набитый любителями Пьера делла Франческа. Я внутренне содрогнулась и поспешила вбежать в музей первой, дабы насладиться шедевром в одиночестве. А точнее в приблизительно той обстановке, для которой он и был создан.

Современное крыльцо, современные двери, щелкает пастью касса, стучит аппарат, тонкая стена гипсокартона, ткань занавеса и вот ты в полутьме, в пустом помещении. Один. Лицом к фреске метра два длинной и чуть больше в высоту. Ее подвижные в линиях фигуры словно приглашают тебя к диалогу.

2.JPG Мадонна дель Прато. Monterchi. Деталь. Фото обложки брошюры музея.

Самое главное тут свет. Он мягкий и неровный. Рассчитан исходя из физических характеристик пространства для которого была написана Мадонна дель Прато. Он воспроизводит мягкий рассеянный свет что бросает высокая входная дверь в небольшое помещение капеллы. Словно луч заката или рассвета ласкает лик одной из удивительнейших мадонн. Эта смелая трактовка нежного образа Девы, несущей в своем чреве драгоценный для мира плод, привлекла внимание современников Пьеро делла Франческо и такие изображения - Мадонна дель Прато (Богоматерь рождения) начали появляться в тосканской живописи все чаще. Однако столь реалистичное выражение веры было отвергнуто церковью. Иконография признана еретической. Мадонна остановлена здесь в тот момент, в который нам нельзя ее видеть. Почему? Какое знание хотят сокрыть от нас отцы? В чем ее тайна?

3.jpg
Мадонна дель Прато. Деталь. Телефон.

IMG_6363 (1).jpg


Пышный узорчатый полог придерживают два Ангела, которые будто распахивают перед нами шатер внутри которого пребывает Мадонна. Она же в свою очередь придерживает ткань распущенного в талии платья. Ее юный трепетный дух так сильно контрастирует с отяжелевшей плотью, что точка пересечения этих миров – ее чрево становится центром композиции.

4.jpg
Мадонна дель Прато. Monterchi. Телефон. Общий план.

Живопись по мнению делла Франческа – это и есть перспектива. А любая форма есть способ существования и пересказа пространства. Светлая, изогнутая трещина рассекающая тело Марии по вертикали, подчеркивает исполинские размеры ее фигуры. Ангелы, что твердо стоят на земле юной Деве по пояс. Ее тело возносится, задает новый масштаб и выходит в архитектуру общего пространства. Так ты вдруг становишься соизмерим с миром горним, обнаружив край его на уровне собственных глаз.

5.JPG
Мадонна дель Прато. Monterchi. Деталь. Телефон.

Пьеро делла Франческо обладает умением оказывать эмоциональное влияние на зрителя путем точной расстановки фигур. Но есть у него и дар играть деталью на краю изображения. Сын сапожника с врожденной любовью к изяществу линий подчеркивает ангельское совершенство. И пусть время поглотило моделировки формы, она прекрасна. Прекрасна тем, что стопа есть одна из самых привычных человеку мер. Первый и ясный критерий пропорции. Ключ к разворачивающемуся живописному пространству.

Фотографировать здесь конечно нельзя. Но стекло хорошее, настоящее музейное. Не бликует. А фотографировать ведь очень важно. Как иначе запомнишь свое чувство, как отметишь для себя ту деталь, что в первый момент бросилась в глаза, поразила воображение. И конечно же это помещение вовсе не подходящее для фрески. Понятно что она требует зала хотя бы чуть выше и шире. Но пока стоишь там один на один, так или иначе обнаруживаешь точку в которой возможна попытка постижения надмирных, почти что музыкальных смыслов. Я вышла на дневной свет, зажмурилась, схватила мужу за руки и мы поспешили покинуть сонный городок до захвата его любопытствующими.

рассмотреть. ничего лучше не нашла. может плохо искала: http://www.liveinternet.ru/users/frida-svst/post160262026/
Tags: италия, путешествие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments