форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Categories:

как я побывала в Таре



Это был очень старый минивэн. Темно-синий и очень-очень чистый. Эта чистота и делала его таким беззащитным. Так ухаживать за машиной станет только тот, кто по-настоящему ее любит. Я подозрительно рассматривала это допотопное существо. Интересно, а печка там есть? А сидения? Наверное, из фанеры и чуть прикрыты дерматином? М-да, похоже несколько часов до города по этим капризным ирландским дорогам станут для меня настоящим испытанием.

Хозяин чуда техники в свойственной манере тех, кто редко видит иностранца разговаривал со мной очень громко и вместо приветствия выкрикнул мне так, будто я уже находилась где-то в далекой Москве, а он все еще здесь, в затерянной деревеньке за сотни километров от ирландской столицы: «Меня зовут Джон!» И ненадолго улыбнулся качеству звука. Потом по-крестьянски больно сжал мне руку и тревожно заглянул в глаза. Судя по всему этот автомобиль был семейной гордостью на протяжении нескольких поколений: «Сынок, – ты уж будь с ним поласковее» – наверняка говаривал еще его отец. Да, машина была отличная. Перевозить в ней можно было не только пассажиров, но и длинные доски, габаритную мебель, картошку, овец… Встретив мое молчаливое одобрение Джон снова вступил в беседу: «Когда ваш самолет?» – выкрикнул он и низко склонил голову, словно прислушиваясь к эху. «Я еду не в аэропорт. Я еду в Дублин». Он неопределенно кивнул. «Мне нужен отель Мэррион. Знаете? Это очень старый отель. Напортив здания парламента. Дублин-2», – назвала я точный район пункта назначения. Джон снова кивнул, но теперь неодобрительно. Пока он занимался багажом я с любопытством заглянула внутрь моего такси и тут заметила симпатичного паренька, лет шестнадцати, на переднем сидении. Он скрывал свое возбуждение перед дальней поездкой за газетой, заголовки которой кричали о передозе известной ирландской модели – первый самый настоящий национальный скандал, присоединяющий в прошлом строгую закрытую католическую страну к европейскому сообществу. Но, судя по шуршанию листов мальчишка находился в радостном предвкушении от приключения и ничегошеньки в голову ему не лезло. К тому же я поймала его быстрый взгляд в зеркале заднего вида и листы зашуршали еще сильнее, а уши налились красным цветом. Джон, что-то неразборчиво буркнул, заглядывая в салон и газета послушно легла к ветровому стеклу. С Богом, – подумала я и вскарабкалась внутрь.

Описав плавную дугу вокруг замка, словно прощаясь, дорога в мгновения ока сузилась до одной полосы и за окном потянулись сначала изгороди увитые плющом, за которыми прятались фермерские домишки (чье робкое тщеславие выдавали ухоженные пальмы при входе), а затем неожиданно авто-тропинка вильнула и оказалась посреди лоскутного одеяла полей и лугов. Бесконечные стенки, сложенные из камней собранных с земли на протяжении веков, убегали тусклыми ручьями к горизонту, хмурилось небо и на одном из самых неожиданных поворотов Джон вдруг обратился ко мне: «До аэропорта отсюда около трех часов». Я улыбнулась: «А до Дублина? До отеля Мэррион?» Водитель заерзал на сидении, а молчаливый спутник вопросительно повернулся к отцу – похоже что в этой семье разговаривали только в крайних случаях. Джон упрямо смотрел на дорогу, но выдержав солидную паузу он чуть заметно кивнул сыну. «Мы можем заехать в магазин. Покупать! Покупки!» - закричал он. Ко мне тотчас повернулась рожица, наполненная щенячьим восторгом. Я была вынуждена их разочаровать: «Мне нужно в Дублин». В машине воцарилось недоумение. Заговорщики посидели некоторое время молча. Потом повинуясь невидимому мне знаку сын потянулся к радио и включил его. Салон заполнили звуки народной ирландской музыки, и стало чуть веселее.

Похоже, что развеселился и пейзаж. То там, то здесь на зеленой траве стали появляться овцы, словно чье-то гигантское рассыпавшееся жемчужное ожерелье, выглянуло солнце, по земле побежали тени облаков и все чаще возникали поселения, центр которых был обозначен кладбищем и церковью – сосредоточием местной жизни. Низкие каменные ограды украшали гирлянды мальчишек, восседавших на древних стенах. Они с интересом обозревали плоскую, на сколько хватало глаз, пустую окрестность. А я в свою очередь с удовольствием разглядывала их крохотные старинные домишки, стараясь представлять себе жанровые сценки разыгрываемые там, долгой чредой поколений, и мне забавно было думать как бы отреагировала я, оказавшись в российской глубинке в такси, водитель которого слушает исключительно русские народные песни...

Развеселились и мои провожатые. В конце концов, мое нежелание отправляться за покупками в их планах ничего не меняло – они сначала высадят меня. Старенький вэн все быстрее петлял, пытаясь успеть за дорогой и отсутствие рессор меня уже ничуть не смущало. Я словно чувствовала этот чистый ветер, который гулял по местным просторам вечность, не в силах развеять их сонного покоя. Дорога несколько раз прихотливо изогнулась и мы оказались на шоссе. Путешествия по хайвею никогда мне не были особо интересны, и я углубилась в изучение указателей. Много лет назад, впервые оказавшись в Ирландии, я с удовольствием объезжала эту страну, забираясь туда, откуда меня могли вернуть только поезда, ночевала в трогательных Bed&Breakfast, упиваясь этой суровой, простой и достойной жизнью, становясь хоть ненадолго частью большой, по-своему гостеприимной семьи, восседая за одним столом с грозной парой хозяев, среди кучи их нетерпеливой детворы. Теперь же я читала указатели и словно заново бывала в тех местах, куда так много лет назад меня забрасывали мои желания…

А вот и указатель на Дублин... Однако, Джон проигнорировал его в первый раз, и теперь я уже с интересом ждала второго. Его постигла та же судьба. Ну вот – мне нашлось занятие. Выглядывая за грузовиками зеленые таблички, я с каждым разом убеждалась что трасса, ведущая к столице, остается далеко слева от нас. Я решила молчать и с нетерпением ждала развязки. А вот и последнее предупреждение: Дублин налево, аэропорт направо. Джон чуть-чуть притормозил, или мне это только показалось, наверное, просто на секунду убрал ногу с педали газа и чуть крепче сжал руль. Его сын затаил дыхание и… мы повернули направо. Я молчала, в смешливом ожидании. Замелькали ангары, сотни узких дорожек начали вливаться в шоссе и теперь Джон начал проявлять признаки скрытого беспокойства, а его симпатичный мальчишка растерял всю свою напускную важность. Я молчала. Первым сдался Джон: «Это аэропорт!» «Да?», – невинно спросила я, и беспечно выглянула в окно. «Вам куда?», – снова не выдержал он. «В Дублин», – ответила я как ни в чем ни бывало, но ели сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. Мы поехали медленнее. Мальчишка переживал, выдавая крайнее замешательство отца – они были словно сообщающееся сосуды. Наконец, Джон решился на отчаянный поступок – остановившись на светофоре, он открыл окно и небрежно бросил таксисту по соседству: «Эй, приятель, а где тут Мэррион-та?» Наш сосед, оглядев машину, год выпуска который был неплохим годом для хорошего porto, по-честному признался: «Так это Дублин-2» и, глядя на ничуть не изменившееся выражение лица коллеги, замахал руками в разные стороны, прилежно объясняя дорогу. Джон рванул с места не успев поблагодарить сердобольного водителя. Теперь он мчал не разбирая дороги и голова его паренька на переднем сидении испуганно вздрагивала. Мы затормозили у терминала «Departure». «Я найду вам машину в Дублин и заплачу за нее», – невозмутимо сказал он и вышел. А его сын развернулся ко мне, и я поймала в его глазах благоговейное восхищение – я ехала туда, куда его отец не знал дороги…
Tags: путешествие, флешбэк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments