форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Category:

из книги "Обрывки из реальностей"


Замок д'Эсте. Ферарра

13 ноября. 18:23

Италия пустеет. Нет больше тех, кто готов приправлять пляжные радости культурными изысканиями. Всё реже встречаются и те, кто решительно настроен объять необъятное — путешествует из города в город в поисках прекрасного, которое изменит жизнь. И особенно заметно это на Севере, который с конца октября уже начал обволакивать туристов туманами и пугать тоскливым дождём. По мне — нет ничего прекраснее межсезонья. Того странного затишья, порождённого бесконечным праздником лета, что начинается в этих краях с апреля и всё ещё — в ноябре! — словно раздумывает, а стоит ли покидать эти благословенные земли? Оттого погода может меняться и по пять раз на дню: разбудить ослепительным солнцем, к полудню опустить туман, после обеда зарядить дождём — лишь для того, чтобы сильным ветром разбросать облака к закату, и, наконец, поздним вечером отпустить с гор пронизывающий холод, который подгоняет запоздалого путника, дабы погрузить тёмные улицы в истинный сон. Мне от таких капризов становится только уютнее. Я — питерская. На мне несколько свитеров, с собою плащ.

Радуют меня и пустынные улицы старинных городов, укутанные в грёзы. И возможность бродить в чужих дворцах, оставаясь наедине с собой. И одиночество в ресторане, и тишина отеля — всё это дарит покоем. Межсезонье — возможность по-настоящему что-то узнать. Нет ничего чудеснее весёлой вечеринки, но для того, чтобы понять, как у друга идут дела, важнее всё же встретиться с ним глазу на глаз, пусть и говорить о пустяках. Так и познавать города — гораздо лучше без лишних свидетелей.





Алмазный дворец. Феррара

…Об этом отеле я прочла в Интернете. Он был красив, а подписи к его чудесным видам порадовали пышным фейерверком изощрённых ругательств. Мы направлялись в столицу туманов — в Феррару. И я искала отель и нашла такой, о котором ни один человек не оставил приличного отзыва. Ни одного доброго слова! Отвратительный, невежливый персонал, скудный завтрак, убогий обед, кошмарные кровати, грязь в номерах, беспардонно дорого! И вся эта интернет-критика, приправленная фотографиями парадного холла, возбудила моё любопытство. Отель числился среди подходящих для «романтического уикенда». По опыту знаю: когда люди изначально решают провести превосходные выходные, их требования к реальности повышаются в несколько тысяч раз. Вот попробуйте сказать вслух: «Я опять еду в эту дурацкую Феррару!» Или торжественно объявите: «На эти выходные мы с дорогим для меня человеком забронировали номер в лучшем отеле города Феррары!» Гостиница останется одной и той же. Но во втором случае мы наблюдаем опасное состояние — синдром завышенных ожиданий. Такой подход заведомо сулит сплошные разочарования. В конце концов, когда рядом с вами драгоценный человек, какая разница, как много колбасы вам подают на завтрак? Очевидно же, что крохотные, умирающие городки не в силах предложить столичному жителю ничего качественного. Есть отели-легенды, это правда. Но в Ферраре их нет. Так что мне стало ясно: наш отель. Если никому не нравится — значит, есть в нём что-то правильное. И я не ошиблась.

Гостиница на одной из древнейших улиц расположилась внутри прославленного дома, а по сути представляла собой сожительство престарелых приживалок. Это следовало уже из того художественного вкуса, который проявился в оформлении архитектурных решений особняка, относящегося к периоду заката великого герцогства (то есть приблизительно к концу XVI века). Кому именно сегодня принадлежит это здание, глядя на трёх брюзгливых старушенций, проводящих своё время в баре у гигантского телевизора, — установить не представилось возможным. Со временем эти полуродственницы просто срослись, превратились в некую привлекательную по своей чудовищности гидру, которая возмущённо шипит, стоит только постояльцу отеля возвысить голос во время трансляции её любимой телепередачи. Подобный аттракцион дорогого стоит, так что глубоко не правы те, кто упустил это из виду.



Фасад Собора Святого Георгия. Феррара

А началось всё с того, что мы обнаружили высокую дверь прекрасного фасада, которую украшала надпись, исполненная на чёрно-белом принтере: «НИКАКИХ СОБАК!» В Италии подобное объявление равносильно: «С детьми не входить!» Я столько раз наблюдала, как собаки приходят в храм на вечерню и по привычке застывают изваяниями в дальних приделах, не говоря уже о том, что наравне с хозяевами привыкли проводить своё время в кафе и ресторанах. Ведь даже в самом роскошном из них рано или поздно обнаруживается какой-нибудь мастиф, который, утомлённый долгим ужином, подаст свой голос из-под скатерти. Так что это объявление нас заинтриговало даже больше, чем композиция портика входа. И каково же было наше удивление, когда первое, что мы увидели, прямо на стойке ресепшен, — милейшее и наглейшее существо, крошечного щенка, который горделиво расхаживал по документации заведения и немедля поспешил обмочить наши паспорта.

Хозяйка животного вела себя не менее возмутительно, она отказывалась верить, что у нас есть бронь. Чего только она не рассказывала нам на плохом английском!.. Суть была ясна — нам здесь не рады. Нас отказываются здесь принимать. И это только укрепило нас в решении остановиться именно здесь. Тем более что на помощь пришёл родной отец сурового администратора, убелённый сединами, очень высокий и с красным носом. Он ласково нам улыбнулся и попросил свою дочь заселить потенциальных постояльцев в отель. В ответ дева только презрительно хмыкнула. Забрала собачку и ушла. Отец немного помолчал, рассеяно постучал по клавишам компьютера и начал регистрацию. Предложил пока подняться в ресторан. А чтобы сгладить все неловкости, горячо посулил Интернет.

Самая большая проблема Италии, а может, и её счастье — Интернет. Его нет. Или он местами. Потому обещание Интернета — это всегда плохой знак. Зачем так рьяно, так азартно уверять? Зачем столь любезно обещать то, что естественно? Мы недоверчиво переглянулись и по шикарной лестнице взошли в обеденную зону.



Время нашего торжественного всхода совпало с полуднем, и под бой многочисленных старинных часов, которые украшали дворец и за которыми стен просто не было видно, мы успели прийти к мнению, что были бесконечно правы, не послушавшись никаких остережений бывалых путешественников. Просто это не отель, а настоящий аттракцион! Притом что я не преминула рассмотреть ячейки ключей за спиной «администратора» — здесь, кроме нашего, был занят только один номер. Однако ресторан был полон громкой песней, посреди которой виднелась та самая могущественная Гидра, что колыхнулась в нашу сторону сиреневыми (sic!) волосами (последний раз я такое видала у подъезда №3 по проспекту маршала Жукова в далёком 1987-м). Я тотчас почувствовала себя дома и уверенно уселась за соседний стол, вроде как разделить радость от шоу на большом экране. Гидра зашипела, но сдержалась. Мы были тихи.

И пусть стыдливо поданные застывшие спагетти были скорее похожи на представление об итальянской кухне глубоко провинциальной русской женщины, нас это не расстроило. С жадным любопытством мы рассматривали Гидру и отношение к ней двух приятственных пожилых мужчин, которые были не просто официанты. Они не попусту подобострастничали тут с утра до вечера уже почти что век, но являлись всеобщими внучатыми племянниками. Постепенно в наших головах сложилось некое родовое древо, и вскоре мы смогли подкрепить предположения фактами — фотографиями, установленными на всех возможных горизонталях этого гигантского дома, и рассказами нашего сопровождающего. Да, мы очутились в родовом гнезде, напичканном дурным антиквариатом, сплетнями, недоброжелательством, ожиданием наследства и всяким таким, о чём давно перестали писать даже в книжках. От восторга мы чуть с ума не сошли.



Колокольня Собора Святого Георгия. Феррара

Гидра проводила своё время в лучшей части палаццо — в своих шикарных гостиных под расписным потолком. Здесь теперь раскинулся ресторан, и её развлекали тут любимыми напитками и десертами. Судя по звукам в телевизоре, у неё имелись пристрастия, которые она считала важным выражать различными по степени приятности возгласами. Помимо того, она умудрялась ещё отдавать краткие и столь противоречивые распоряжения, что иногда участники представления в отчаянье хватались обеими руками за голову и выбегали прочь из гулкой залы. Властительница умела производить драматический эффект. А ещё Гидра проживала на последнем этаже палаццо. И поэтому, когда однажды ей потребовался лифт, она была крайне раздражена, обнаружив, что какие-то постояльцы используют её электроэнергию. Я не понимаю по-итальянски, но мой муж имел счастье слышать, как одна сиреневая голова, стоя рядом, вопрошала другую, полулысую, почему бы нам не подниматься к себе пешком.

Вот это какое-то старинное недоброжелательство и странное ощущение, что ты приглашенный и нежеланный гость в большом богатом доме, который распадается на глазах, который мучительно проживает самые последние свои часы, — было весьма занимательно. И поучительно тоже.



Собор Святого Георгия. Феррара

читать: https://ridero.ru/books/obryvki_iz_realnostei_potegurim/
Tags: книжка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments