форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Categories:

а как вы выбирали, куда пойти учиться?

43 от sacai


1990. кадр из кинокартины Автобус

Я собиралась в университет с тех пор как мне исполнилось восемь лет. Только вот в мои планы постоянно вмешивались сторонние обстоятельства, но я упрямилась и упрямилась. До тех пор, пока свою детскую мечту не исполнила - я очень-очень хотела получить хорошее образование. И, в конце концов, я его получила.

Но начнем с того, что меня позвали сниматься в кино. Я тогда встала из-за парты пока учили таблицу умножения, а вернулась когда проходили алгебраические уравнения. Это было жестко. Пять лет бесполезных, бесконечных, невозможных дополнительных занятий по всем школьным предметам. Если не считать того что интересы мои лежали в параллельных плоскостях и требовали от меня особого внимания. Кстати, до сих пор пишу безграмотно - навыка нет.

Так или иначе, школа, в которой я оказалась в конце 80-х, была одной из лучших в городе. Из нее выпускали каких-то там 10 золотых и 30 серебряных медалистов в год (поправьте если не права). Но училась я там только последние два года. И это относительная истина. Потому что весь девятый класс мне было некогда учиться - меня то принимали, то выгоняли из школы и различных ее организаций. У нашей правофланговой дружины был и особый отряд «Всадники», где я тоже была в первых рядах. Но закончилось все тем, что меня с позором выгнали даже из комсомола, хотя я была руководителем высшего звена. Но это за идейные убеждения. Перестройка в полный рост.

Как официально выразился наш директор: «Мы с Вами Ильм – по разные стороны баррикад».

Чудом я опять вернулась за парту, уже пред самыми выпускными. Натерпевшись за девятый, оглянувшись вокруг - как счас помню - 31 октября в десятом, я сообщила классному руководителю, что уезжаю на съемки (я и правда должна была сниматься в какой-то хорошей сказке у какого-то хорошего режиссера) И ... исчезла. Вернули меня со скандалом к апрелю. Позвонили с киностудии в учительскую и попросили отпустить меня на картину. А им там вежливо отвечают, так ведь она снимается у вас там с октября, вот волнуемся, как аттестат выдавать об образовании. Экзамены-то на носу.

Ни в какое кино меня сниматься уже конечно не пустили…

И ведь в эту супер-пупер школу я попала после страшных хулиганств. Меня в нашем бандитском районе никуда не брали. Приехала поцентрее, овечку на поступлении дала, дипломы победительниц трех Олимпиад предъявила, рассказала про навыки актива (дважды была награждена путевкой в Северный Артек - лагерь "Зеркальный") - вот и взяли. А бесчинства продолжались. Я привыкла говорить со взрослыми на равных, я привыкла что все мы увлечены одной идеей - единомышленники. Но эти взрослые меня не понимали. Я тогда начала провоцировать учителей, а они выбирали для себя единственную знакомую им форму – агрессию... В итоге, в аттестате неуд по поведению, неуд по прилежанию. Вместо оценок: прослушала курс. И волчий паспорт - в личном деле указано: политически неграмотна, морально неустойчива. С такой характеристикой тогда даже в дворники не брали.

В качестве прощального аккорда я придумала себе шикарный наряд на выпускной бал. На бал для белой ночи. Для той ночи, когда все девушки румянятся и распускаются волшебными цветками.

На мне была отцовская рубашка на выпуск, с отрезанными рукавами. Черные, байковые спортивные широкие штаны - Ямомото-стайл, исполнил мне их к выпускному за три рубля некто Зайчик, из соседнего двора. На ногах небесно-голубого цвета импортные кроссовки, теперь грязные и погрызенные любимым ротвейлером. Вельветовая черная курточка, совсем короткая. На голове - кепка. Потому что я была бравистка и ее в нескольких битвах с металлюгами отстояла.

Так вот и вышла на сцену, под изумленный вдох переливчатого, газово-воланного зала. Директор на секунду остановился, сунул документы даже не мне, а кому-то в руки, сверкнул своими синими, гневными очами и отвернулся. Никаких слов. Уходила со сцены я под глухое молчание школы. Ни звука напутствия, только фамилия. А когда я села на место, начался легкий шепот и послышались несмелые смешки.

На самом деле директор-то был у нас клевый. И в чем-то даже был прав. Я ведь очень благодарна ему за замечательных людей с которыми он нас знакомил. Чего только стоили уроки литературы от заслуженного учителя СССР - Ильина (уже не вспомню имени отчества), о Достоевском или о Некрасове? О! это было нечто. Его кстати тогда часто по телику показывали и он ваще с лекциями по стране выступал. И помимо Ильина много там было очень интересных людей, их Перестройкой прибивало. Только в штате были сущие грымзы. Мы оба это знали. И, несмотря на все мое к нему уважение, руки директор мне не подал. Нет. А может просто стыдно ему было выдавать мне пропуск в жизненный тупик лично.

Адмиралтейство. Лето. Белые ночи. Алые паруса. И грустно и весело одновременно. Все то шумно болтают, то молчат - не знают что говорить. У каждого ведь теперь своя судьба. И решаем мы, близкие боевые подруги, «сумасшедшая четверка» - что спиртное надо купить. Лично меня тупо карманных денег тогда лишили. Поэтому помню, засучила я свои супер штаны, и в Адмиралтейский фонтанчик - на глазах изумленных туристов - пошла деньги таскать. Наловила нормально. На пачку сигарет и на четыре бутылочки пива хватило.

Взошли, мы, вступили так сказать на кораблик, вокруг громады темные теснятся дворцов и башен, в лицо ветерок с Невы... И сижу я себе тихонечко в сторонке одна, смотрю на ребят и счастливых девчонок, смотрю на свой город, который построен, так что бы красиво было с воды зырить. Курю и пиво пью. В университет меня уже точно не брали… Меня уже вообще точно никуда не брали. А подруги, светлые головушки, отличницы - кто куда, и все уже все знают. Вот сижу, прощаюсь я с ними и думаю - чего теперь делать-то?

Мой томный вечер сломала училка по литературе, наш классный руководитель. Она меня терпеть не могла и когда видела, трансформировалась на глазах – супер фокус! Она раздувалась как рыба-шар на три размера в объеме, краснела и выкатывала глаза. На экзамене когда пришли беспристрастные судьи из РАНО и говорили о том, что я блистательная ученица, она шипела на руководство и говорила: Этой девочке НЕЛЬЗЯ ставить пятерки! Понимаете? И теперь подсела она ко мне в нежных сумерках, приняла привычный мне вид и начала: А вы в какое ПТУ пойдете? Или куда вас теперь возьмут? А? Что думаете? Ну что молчите-то? Сидите тут. Посмотрите вокруг - праздник! Алые паруса! И все девочки, как девочки. Даже из семей в сложном финансовом положении. Посмотрите - все оделись, причесались, бантики вон надели. А вы-то что? Только портите все. Всегда! Как же вам не стыдно!

Я отвечаю: Вспомните - Воланд пришел на свой бал в заштопанной ночной рубашке.
Она склонилась ко мне, обдавая мучительными духами и, ломая брови, прошипела: Вы не Воланд.

Я подвесила паузу. Щелкнула сигаретой, отбрасывая ее как заядлый гопник, куда-то очень далеко. И, наконец, проронила: Как знать… как знать…

Мне понравилось что она непроизвольно откинулась. Как оторопела. И что она оставила меня, наконец, навсегда.

На следующий день я поехала поступать в театральное.
Шел 1989 год
Tags: #наулицезима, флешбэк
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments