форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Category:

71. СТРАХ


картинка из интернета

Это была очень тоскливая осень. Такая вот грязная, грустная, с кашей из прелых листьев под ногами. Днем она билась в оконные стекла аудиторий убаюкивая, и обрушивалась ливнем, стоило только выйти на крыльцо института. Впрочем, идти мне было некуда. В начале октября я умудрилась прогневать свою квартирную хозяйку тем, что выкинула ее древнейшую коллекцию майонезных баночек. А она в свою очередь выкинула из квартиры меня, даже не дожидаясь конца месяца. В тоске я стояла на крыльце и рассматривала глянцевую от воды Тверскую. Дождь все лил и лил. Я вернулась в институт, стрельнула у кого-то двушку и набрала номер близкого друга. Он целыми днями сидел на телефоне - искал мне квартиру. Только это была не выполнимая миссия - никто не сдает квартиру осенью, да еще прямо посередине месяца. Но кажется еще до гудков я услышала его абсолютно счастливый голос: Нашел! Нашел!!! Ты где? Жди! Я за тобой еду!

Дорогой выяснилось, что заветная квартира находится на Беговой, прямо около станции метро, что она огромная, четырехкомнатная, что хозяйка пожилая милая женщина, которая недавно потеряла мужа и что ей сейчас одиноко - она будет очень рада живой душе. И даже платить за комнату не надо.

Квартира действительно оказалась огромная. Мне выделили гигантский кабинет с эркером и теперь нас усадили за чай с вареньем в большой гостиной. Вот тут-то и начали проступать первые подробности нашего соглашения. Ключей мне не положено, а спать тут принято ложиться сразу после программы «Время». Столоваться здесь же – в 7 утра подъем, в 7:30 завтрак, а ужин в 20:00. Я попыталась было объяснить, что в это время вечерами у меня учеба - мастерство в институте или спектакль, но старая леди то ли не слушала, то ли плохо слышала. На все мои возражения мило улыбалась и посматривала на меня с нескрываемой заботой. Худенькая ты какая, – качала она своей изящной головой и причмокивала.

Программа «Время» была окончена, мой спаситель поспешил откланяться, а я осталась один на один с восьмидесятилетней женщиной с белоснежными волосами и мутными от времени глазами. Тут, помимо нее и меня, в квартире обнаружилось и раздутое возрастом облезлое существо, которое вылезло из-под стола. Моя хозяйка назвала это собакой и потрепав ее за ухом сообщила: У нас тут крысы. Соседний дом снесли и они к нам в подвал перебрались. Ночью возятся под паркетом. И если "Белка" рычит – это ничего, но если она воет – значит крысы все-таки вышли в квартиру. Но вы не беспокойтесь! Обнаружить свое беспокойство я и не успела - мы оказались в кабинете, дама захлопотала, принялась стелить мне постель. А потом вдруг неожиданно уткнулась лицом в одеяло, которое неверной рукой пыталась запихнуть в пододеяльник и расплакалась: Умер мой Мишенька, запричитала она, села на кровать и затряслась от рыданий. Здесь вот, прямо здесь, – оторвав от лица простыни она подняла на меня голову и, погладив кровать, ласково добавила: Прямо вот здесь на вот этой кроватке, – и снова ее хрупкие плечи затряслись от тихого стариковского плача.

Во мне боролись ужас и жалость. Я хотела было присесть на страшную кровать рядом с ней и обнять, а после этого собрать свои вещи и уехать, но за окном лил тот самый нескончаемый дождь, дергались в вечернем танце ветви старых лип, да и ехать мне было некуда. Я так ни на что и не успела решиться – уж очень неожиданно она успокоилась, встала и, теперь деловито заправляя постель, спросила нравится ли мне здесь. Я осмотрела кабинет увешанный дурными пейзажами маслом, на которых люди висели в воздухе плоскими фигурами прибитые к синему воздуху или распластались на скамейках парка странными черными тенями - все они насмешливо кривились над талантом художника. Из вежливости я спросила: А чьи это картины? Ее снова затрясло, но она справилась с собой и ответила: Мишенькины! Он очень любил рисовать. Умер он, умер… А давно? – не к месту поинтересовалась я, только что бы что-то сказать. Но я действительно находилась в глубокой растерянности – обнять сейчас эту старую женщину и залиться вместе с ней слезами о своей смешной жизни или попытаться хоть как-то ее успокоить. Но как? Я совсем себе этого не представляла. Да третьего дня, – деловито ответила она и, погасив мне верхний свет, уже спокойно, даже холодно добавила: Спокойной вам ночи! И растворилась в сумраке длинного коридора.

Свет был давно потушен и по всей громадной квартире. Я не решилась беспокоить старую женщину. Махнув рукой на путешествие ощупью до ванной, я частично разделась и юркнула в ледяную постель. Маленький ночник над головой давал достаточно света и я попробовала читать, но откуда-то из недр сталинского жилища донесся слабый голосок: Не забудьте свет выключить! Я вздохнула, подумала о том что зато теперь смогу наконец-то как следует выспаться и закрыла глаза. Однако как только все затихло, в тугой чужой тишине, где-то далеко-далеко - на кухне послышались легкие шорохи. Этот шум зародившийся в чреве черноты поначалу стыдливо прятался за углом невидимого мне коридора, но затем осмелев набрал силу, прокатился по старым деревянным полам и вошел ко мне в комнату.

Из угла в угол, украдкой, перемещалось что-то большое, живое и страшное, а из соседней комнаты глухо заворчала собака. Боже мой! Что это?! Что?!!! Шум не прекращался, только набирал мощь. В ужасе я села на кровати и тут услышала леденящий кровь долгий вой. И вот впервые в жизни волосы на моей голове зашевелились… Я хотела вскочить и выбежать из квартиры, но ни руки ни ноги меня не слушались… Я лихорадочно пыталась найти происходящему рациональное объяснение. Крысы!!! пронзила меня мысль. Это крысы, они вышли на поверхность! Когда собака рычит значит они под паркетом, когда она воет значит они все-таки вышли в квартиру – скороговоркой повторила я про себя фразу, на которую сначала не обратила внимания в шоке от сознания что мне придеться спать в чужой, навечно остывшей постели…

Я невольно вскочила и прижалась к стене. Стоя в позе княжны Таракановой, я тяжело дышала. Наконец, сообразив в этой панике нашарить выключатель, я теперь долго не осмеливалась его повернуть и все же, сделав несколько шумных перемещений по кровати, чтобы вспугнуть животных, включила свет. Жуткий вой тотчас прекратился, как по волшебству. Шорохи утихли, все погрузилось в тишину. Картинка выглядела умиротворяющее. Мягкий свет лег на книги и мебель, мои вещи в углу все так же вздымались на кресле дорогим сердцу айсбергом, и я успокоилась. Казалось, что все что было сейчас здесь - просто приснилось мне. Я легла в кровать и, прислушиваясь к далеким теперь от меня тихим звукам, попробовала устроится поудобнее. Усталость и переживания дали о себе знать и под глухое ворчание собаки я почти уснула.

Очнулась я оттого, что где-то вдалеке били старинные часы, а на пороге комнаты из полумрака бесшумно выступило белое расплывчатое пятно. Старая, страшная, теперь беззубая старуха, с распущенными волосами и в ночной рубашке до пят, тянула по стене ко мне в изголовье, изувеченную ревматизмом кривую руку и, как показалось мне тогда, плотоядно улыбаясь тихо прошептала: А свет то забыла выключить, деточка…

Щелкнул выключатель, я еще не успела опомниться, как вновь раздался страшный вой. Я задрожала и попыталась накрыться одеялом с головой, но приблизив его к лицу обнаружила сладковатый мертвящий запах покойника и ощутила под руками на одеяле бляшки воска от церковных свечей, а горестный вой казалось заполнял все вокруг, проникал внутрь и раздирал голову. Я решила бежать. Хоть куда. Переночую на лестнице. Я оглянулась на окно – открыть и выпрыгнуть, первый этаж – не высоко, но на окне в полумраке белела решетка, я нашарила в сумке зажигалку и чиркая ей под ужасающий аккомпанемент кое-как одевшись выглянула в коридор – бежать через дверь… Но количество замков, цепочек и водопроводных краников, переделанных в ручки засовов привели меня в отчаянье – я не смогу все это открыть… Как можно тише я ощупью прокралась на кухню, включила газ и все ночь просидела у окна, вздрагивая от душераздирающих рулад старого зверя. Так страшно мне не было еще никогда. Почему-то думала об одном - надо дождаться третьих петухов!

А ранним утром, пробормотав что-то нечленораздельное, бросилась к дверям и нырнула в дождь. Еще несколько месяцев я боялась появится в том доме чтобы забрать вещи... Так и не появилась! Отправила своего приятеля.
Tags: #наулицезима, ворчалки, наулицезима
Subscribe

  • а в 1935 году

    вот такое кино делали. режиссер Абель Ганс вот ап об этом фильме

  • так знаете ли Вы итальянский?

  • а я тоже за грибами сходила

    никак не снять чтобы и грибы и цену было видно. поверьте, это юные белые. представляете сколько денег в России люди каждый год экономят?))) * но…

  • а полы вам не помыть?

    натолкнулась я на такую статью, от журналистки, которая театр только по телевизору видала. впрочем, в ее поселке уже и не показывали такое по…

  • 30.09.1982

    создан Государственный камерный ансамбль «Виртуозы Москвы» под руководством скрипача Владимира Спивакова

  • Сердце!

    сегодня всемирный день сердца! у меня про него вот такая любимая песенка. какие еще есть?)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • а в 1935 году

    вот такое кино делали. режиссер Абель Ганс вот ап об этом фильме

  • так знаете ли Вы итальянский?

  • а я тоже за грибами сходила

    никак не снять чтобы и грибы и цену было видно. поверьте, это юные белые. представляете сколько денег в России люди каждый год экономят?))) * но…

  • а полы вам не помыть?

    натолкнулась я на такую статью, от журналистки, которая театр только по телевизору видала. впрочем, в ее поселке уже и не показывали такое по…

  • 30.09.1982

    создан Государственный камерный ансамбль «Виртуозы Москвы» под руководством скрипача Владимира Спивакова

  • Сердце!

    сегодня всемирный день сердца! у меня про него вот такая любимая песенка. какие еще есть?)