форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Category:

Путешествие в сезон дождей. Или о том, как делать не стоит. Часть I


фото нашей виллы с сайта отеля

сегодня мне на почту пришло письмо из отеля где мы отдыхали когда-то. это было очень давно. и видимо совсем плохо ребятам, если они поднимают всю свою базу. впрочем, не могу жаловаться и не стану отправлять в спам письма от этой сети. однажды прочувствовав на себе их заботу, мы начали гоняться за Bayan Tree по миру. сейчас полистала - много прибавилось новых резортов, только на Сейшелах больше нет. а жаль. там был лучший (на наш взгляд) из их отелей. и ведь только потому, что они предоставляют реально прекрасные виллы и что важно - прекрасных массажистов (у них своя школа) мы не погибли однажды от скуки в шторма на острове Бинтан



Когда нельзя ничего изменить ты просто привыкаешь. Наверное, мореплаватели, попадая сюда в шторма, сидя по три месяца под жестоким дождем думали, вот он – конец света. И, наверное, дети, рожденные здесь, и впервые поймавшие себя в воспоминаниях бесконечного убаюкивающего серого дня, были крайне изумлены найдя себя в беспечном лете...

Стена дождя с редкими минутами затишья. На пятый день ты уже нашел любимое место в симфонии пробуждения природы. Ты настороже. Ведь стоит только замолкнуть последнему стакатто по крыше из пальмовых листьев, как появляются первые признаки жизни – в спальне, высоко под потолком начинают сновать симпатичные геконы. Их возня заставляет откинуть полог, сладко потянуться на низкой широкой кровати и выйти к бассейну. Где-то там далеко за горизонтом отступает прекрасное воинство Фата-Морганы, сдавая пограничные корабли на рейде и сизую дымку берега Малазии. Туман отходит, но только для того, что бы чуть позже наброситься на крошечный остров с новой силой. Но сейчас это абсолютно не важно, потому что наконец-то восходит солнце…

А пока на веранде, по дереву, вертикально вверх, возобновляют шествие наряженные как на балл напряженные ящерицы-дамы. У них много затейливых украшений, высокие воротники и специальные разноцветные разводы. Они крайне высокомерны. И очень убедительны. За ними поднимаются осторожные юркие кавалеры в зеленых переливающихся фраках и кокетливой загагуленкой на длинном хвосте. Точно по волшебству возникают гигантские бабочки невероятных расцветок и начинают свой прихотливый танец. Словно навстречу им тянуться со всех сторон причудливые головки только что раскрывшихся тропических цветов с дрожащим сладким ароматом внутри. В небе засверкали белыми крылышками быстрые птички и наполнили его криком. Один раз появилась как видение рая – колибри. А вот забавный зверек утащил с чайного столика кусочек булки и скрылся. И где-то снизу, из неразберихи лиан цинично улюлюкают обезьяны.

Картины мира. Пять дней мы наблюдали за рассветами из джакузи. За ранними завтраками под навесом разгадывали облака. Днем смотрели на небо из душа. Поздним вечером любовались игрой заката с диванов чайного домика. Баловались в бассейне под проливным дождем. Учились нырять. Не наступать на муравьев. Бояться комаров, которые оставляют болезненные укусы. Прятать еду от бурундуков. Это было прекрасно – мы не вылезали с виллы наслаждаясь друг другом и восьмичасовыми сессиями массажа. Но все же…

В один прекрасный день в тот самый день, который во всех прогнозах был отмечен «без осадков», любопытство наше восторжествовало над благоразумием и мы предприняли слабую попытку путешествия по Индонезии. Наш водитель, предоставленный лучшей компанией острова, мог немного говорить по-английски. Из его рассказов выяснилось, что сам он не местный. Женился и приехал на Бинтан с Суматры. Он был из далекой деревни, по которой очевидно очень скучал. Его звали Сопри. И он очень боялся тигров. Правда, дорог острова он не знал абсолютно, а ориентировался по бесплатной карте, которую выдают всем туристам в порту. В брошюрке посередине аляповатых рекламных объявлений красовалась небольшая коричневая клякса, которую условно пересекали три ровненьких линеечки – дороги. О масштабе здесь не могло быть и речи. Развернув свой серьезный путеводитель по острову - мы реально готовились плавать три недели по архипелагу, я страшно испугала Сопри обилием дорог и населенных пунктов. На привычной ему кляксе было обозначено только три города. Во избежание недоразумений мы ехали по его карте. При чем предъявленная верх-ногами она имела гораздо больше воздействия чем можно только себе представить.

Светлило солнышко, белые работали на полях для гольфа, купальщики рассаживались на багги чтобы отправится на пляж, а обильная охрана резорта отдавала нам честь.

Бутан, самый близкий к Сингапуру островок архипелага Индонезии. Эта одна из самых удачных, не считая Бали и Ломбока, туристических зон на территории этой беднейшей страны. Привычная уже потерявшая значение приставка резорт к названию отеля здесь как раз несет прямой смысл. Часть острова имеет почти официальную границу со страной и именно на этой обширной территории расположены все отели, а так же порт. Аэропорт тут только военный. Граница, как не крути. Но видели мы их военные базы, очень трогательные.

Первым пунктом в нашей приключенческой программе стояло посещение старейшего китайского храма о существовании которого наш мусульманин Сопри не имел никакого представления. Правда, и представления о собственной религии у него тоже были достаточно пространные. В какой-то момент он узнал, что сегодня пятница, сделал важное лицо и заявил что пятница – большой праздник у мусульман. Он вообще ужасно важничал. Но нам удалось завоевать его доверие ведь примерно через полчаса путешествия выяснилось, что дорога нарисованная на моей карте все же существует, тогда Сопри невероятно удивился и потеплел. При выезде на нее сначала замелькали крошечные деревеньки затерянные в буйных зарослях – игрушечные домишки украшенные разноцветным бельем на просушку, грязные лавчонки собранные из тростника, раскисшие под дождями и в окружении куч мусора, школьные дворы, на которых гонялась мелюзга или шли серьезные соревнования по регби у ребят постарше. Одну деревеньку от другой отличала только форма школьников часть из которых уже спешила по дороге домой. В сезон дождей и люди и природа учатся пользоваться кратковременными затишьями стихии.

Бедные дети – у них только две недели каникул в году. Зато учатся они всего шесть лет. Интересно, что у них там по программе. Наверное, языки? В Индонезии невероятное количество языков и диалектов. Архипелаг насчитывает около трех тысяч островов и там смеются – языков у нас столько же. На Яве говорят на трех языках и один только яванский включает в себя четыре разных и полноценных языка: один из них ты используешь что бы беседовать с людьми занимающими одинаковое с тобой социальное положение, на втором языке общаешься с вышестоящими лицами, на третьем говоришь с тем кто находится ниже тебя по социальной лестнице. Есть и еще один – придворный. Яванцы вообще большие снобы и даже переезжая со своего острова в поисках работы в Джакарту или на Суматру они отказываются говорить по-индонезийскии. Предпочитают переходить на корявый английский (конечно же, я имею в виду тех, кто работает с иностранцами, про остальных мне известно гораздо меньше). А на небольшом островке Целебесе языков еще больше – порядка девяти, не считая наречий: мандар, бутон, томболо, тонтондеран и другие. Единым языком в 1945 году был официально объявлен «Бахаса Индонесиа» – индонезийский язык. В его основе лежит малайский, который впитал в себя основные местные языки и диалекты. Малайцы со времен глубокой древности обитали на Малаккском полуострове и поддерживали торговые связи со многими далекими странами, оттого в малайском очень много заимствований с санскрита и арабского. Сильное влияние на него оказали и персидский, яванский, китайский и даже европейские языки: португальский, голландский, английский. А сам малайский довольно простой – «портовый» язык. Участники экспедиции Магеллана впервые описали свои странствия по этому архипелагу в 1521 году и убедились, что их переводчика-малайца понимают на всей территории этой самой большой группы островов в мире. С XIV века малайцы начали пользоваться арабским шрифтом, дополненным несколькими собственными буквами, а в конце XIX века перешли на латинский алфавит под влиянием колонизаторов. И как говорят в Индонезии – «Малайский язык похож на маленькую девочку, а индонезийский – это уже взрослая девушка». Так и живут.

Индонезийский очень своеобразный. У него мягкая интонация и чеканные звуки. Иногда даже кажется что они не говорят, а просто балуются. Это происходит от бесконечных удвоений слов. Например «судара-судара» – это граждане, а «гломбанг-гломбанг» – это волны. Таким образом они образуют множественные числа. И не только. Например «паги» означает утро, а «паги-паги» означает ранее утро. «Малам» – это вечер, «малам-малам» – это поздний вечер. А значит не только множественные подчинены этому правилу, но удвоение еще дает и усиление смысла. Тоже самое с глаголами, которые обозначают действие носящее взаимный характер – «пекул-мемекул» – значит бить друг друга. Эх, жалко про любовь-любовь не спросила... Удвоенных слов в этом языке так много, что газеты выглядят очень смешно – почти за каждым словом стоит цифра два – что означает удвоение. Сплошные слова в квадрате

Так что наверное и математику они тоже изучают. Что бы знать сколько раз повторить слово и чтобы производить свои печальные подсчеты. Трудясь на плантации с восхода до заката жена нашего Сопри получает около полутора долларов – в зависимости от выработки, но во время сезона дождей не думаю чтобы получалось больше пятидесяти центов – дождь стоит стеной – невозможно даже открыть глаза, какая уж тут работа. И судя по количеству времени, которое заняли у человека владеющего английским, а значит, выпускника престижной школы эти скромные арифметические действия, похоже математика считается там излишне точной наукой.

Мы должны были доехать до плантаций ананасов и там найти поворот налево, но в жутчайшем дожде, который неожиданно и буквально обрушился с неба, жалкие сухие палки окружавшие не в очень стройном порядке гигантское поле вязкой глиняной каши впечатления на меня не произвели. Но по дрогнувшему от гордости голосу Сопри я поняла, что это тоскливое зрелище и есть крупнейшая на острове плантация. Плантация ананасов… М-да это только звучит красиво. Однако на секунду представив себя вне комфортабельной машины, я ужаснулась – на что же буду похожа я в таком случае?! И мне представился такой случай. Судя по всему ливень только начинался.



Tags: #наулицезима, наулицезима, путешествие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments