May 21st, 2012

культ красоты

Города России в 18 веке на старых гравюрах и картинах

Оригинал взят у visualhistory в Города России в 18 веке на старых гравюрах и картинах
Насколько глубоко можно заглянуть в визуальную историю свой страны, т. е. увидеть достоверные изображения жизни прошлых веков? Мы можем представить жизнь в Римской империи по картинам-фрескам высочайшего художественного уровня, датированным началом нашей эры, можем увидеть облик городов Западной Европы на гравюрах 15 века, но достоверные изображения Русского государства появляются гораздо позднее. Несколько месяцев назад я делал пост с изображениями русских городов в 17 веке. За исключением некоторых видов Москвы, это довольно схематичные, почти "детские" рисунки западных путешественников. Да и те были сделаны, возможно, с риском для жизни, так как любой город был, прежде всего, военным объектом и зарисовка его оборонительных сооружения иностранцами, мягко говоря, не приветствовалась.
Лишь с 18 века мы имеем документальные изображения городов Российской империи профессионального качества, которые позволяют нам представить, как и что выглядело.
Предлагаю посмотреть небольшой обзор этих гравюр и картин.
Опуская знаменитые гравюры Москвы начала 18 века и работы М. Махаева, хочу сразу показать живописную работу Гильфердинга, вид Красной площади в 1783 г.:

Посмотреть в высоком разрешении
Более раннего достоверного изображения торговых рядов (на месте ГУМа) я не встречал. Никольская башня ещё не надстроена в стиле готизирующего романтизма, а Казанский собор уже сильно перестроен и отличается от той реплики 1636 г., которую мы уже привыкли видеть с 1994 г.
Перед кремлёвской стеной присутствует внешний периметр укреплений, срытый в начале 19 века. На самой площади - экспозиция трофейных турецких пушек. В большом разрешении можно полюбоваться на внешний вид самих москвичей.


Collapse )
культ красоты

(no subject)

... с тех пор я часто испытывал это чувство перед мощными, благочестивыми и мужественными картинами старых мастеров, когда в открытых окнах церквей и замков обнаруживался их магический фон, влекущий и угрожающий одновременно со своими горными долинами, утесами и крепостями. Это чувство близости к духу времени, чья действительность все-таки ускользнула от нас навсегда. В каждой отчеканенной форме заключено нечто большее, чем форма; время завещало ей свою печать, которая снова вспыхивает от глубокого взора. Тогда нам кажется что мы простерли руку к дивному сновидению, а оно мгновенно меркнет, едва мы вообразим, что коснулись его. Это тоска по утраченным временам, по ярким краскам давно потускневшим, по неповторимому изобилию жизни, безвозвратно минувшей, - это тоска куда болезненнее и ненасытней чем другая, пробуждаемая в нас описаниями дальних островов и роскошных стран...

Эрнст Юнгер Рискующее сердце