December 24th, 2012

Фотографии коллекции Шабельских из собрания Российского Этнографического Музея, Ч.2/2

Оригинал взят у mamlas в Фотографии коллекции Шабельских из собрания Российского Этнографического Музея, Ч.2/2

Начало (прочитать о коллекции и увидеть первые 38 снимков)

Сегодня мы с большой душевной теплотой представляем издание редких фотографий из довольно большого свода любовно собранных Натальей Шабельской и хранящихся в Российском этнографическом музее.


39. Южная Россия, Пензенская губерния

Читатель, открыв это собрание, сможет взглянуть на лица русских красавиц, позировавших в костюмах, которые скорее можно назвать произведениями искусства последней четверти XIX века, а не просто портняжным мастерством.
Collapse )
культ красоты

О "совковом образовании" - знайте матчасть

Оригинал взят у nepejvoda_n_n в О "совковом образовании" - знайте матчасть

Прежде всего. я должен заметить, что уже само использование термина "совковое образование" выдает зашоренность и историческое невежество употребляющего. В СССР в большинстве вузов до 1991 года сохранялась российская традиция образования. Она создалась в XIX веке на базе немецкой модели высшего образования, постепенно творчески приспособленной к особенностям русского народа, русского общества, русского характера, русского мышления. При этом она сохранила лучшие черты немецкой модели, одной из самых совершенных в мире, от которой Германия не спешит отказываться в угоду "болонкам". Бешеные прогрессисты и реформаторы-большевики не успели доломать ее в 20-х годах, и Сталин полностью восстановил ее для технических специальностей и точных наук. А вот в гуманитарных действительно наступил идеологически обоснованный мрак, почти как сейчас на Западе.

Впоследствии эта модель образования практически не подвергалась реформам до 90-х годов, и даже натиск современных бешеных прогрессистов-либералов-реформаторов она выдерживала почти 20 лет, пока не рухнула в самые последние годы. А в такой системе, как образование, которая с точки зрения систем описывается уравнениями с большим запаздыванием, оценить последствия реформы можно через 20-30 лет, так что здесь по натуре нужно быть осторожным и консервативным. Как показал чл-корр. Д. А. Новиков (ИПУ), при лихорадочных реформах в таких системах наступает инновационный регресс, даже если по отдельности каждая реформа была разумной. А что уж говорить о безумных!

К идеологическим курсам студенты-естественники относились как к обязательным молитвам в дореволюционных университетах, они стояли совершенно отдельно и в большинстве лучаев вызывали лишь дополнительное отторжение и вели "отрицательную пропаганду", которая потом сыграла трагическую роль в идиотской революции 88-93 годов. Своя сильная среда в значительной степени делала эту систему самодостаточной, объективно существовавшие ограничения на физическое посещение зарубежных стран практически не снижали уровня подготовки специалистов.

А вот в информационной среде никакого "железного занавеса" для естественников, не занимавшихся закрытыми работами, не было. Мало кто помнит, что в советские времена было такое "легальное пиратство", как ВИНИТИ, выписывавший практически все сколько-нибудь значимые зарубежные научные и технические журналы, и в котором можно было за ничтожную цену (чаще всего оплачивавшуюся вдобавок вузом или институтом из тем) заказать себе копию статей и целых книг. Лично я в Ижевске не чувствовал себя оторванным от мировой науки. И меня знали, и я знал. Одних только копий у меня дома и на кафедре было 5 шкафов. Этой возможностью широко пользовались и те, кто занимался закрытыми работами.

А для открытой тематики вдобавок не было ограничений на переписку с зарубежными коллегами и на публикацию своих работ (правда, по приглашениям иностранных журналов, чтобы не платить деньги). И приглашения были, и реферировал я работы для Американского математического общества... и многое другое.

Никакого "идеологического террора" (как, например, нынешний в США и Европе, когда могут засудить или уволить за "неполиткорректное" высказывание) для естественников не было. Еще Сталин понял, что пусть говорят все, что хотят, лишь бы дело делали. И гуманитарии, попавшие в нашу среду, выглядели просто жалко: ведь они-то боялись лишнее слово сказать, да и многого из того, что мы знали, они не знали.

Наши работы знали за рубежом, поскольку все основные советские журналы и многие книги переводились на английский. В Американском математическом обществе даже была комиссия по переводам.

Не удивительно, что, когда открылись ворота, всех сколько-нибудь квалифицированных естественников, пожелавших уехать, просто расхватывали. Затем эта тенденция на некоторое время сохранилась для математиков, физиков и информатиков. А в последнее время многие на Западе взвыли: что вы наделали со своим продвижением "западных стандартов" в России! Вы лишили нас источника ценных квалифицированных кадров!

Все сказанное выше не означает, что система естественного и технического образования в СССР была лишена недостатков. Но, вместо ее совершенствования, ее объявили совковой и начали исступленно ломать. И заодно это не означает, что все гуманитарии были невежественными и зашоренными: среди них было немало светлых и самостоятельных личностей, но им действительно было труднее сохранить себя.

культ красоты

Договор против всех

Оригинал взят у antoin в Договор против всех
Мне очень нравится один отрывок из знаменитой истории раннего английского права сэра Фредерика Поллока и Фредерика Уильяма Мейтланда:
"Мы так долго указывали на позднее развитие договорного права, что теперь следует бросить взгляд на другую сторону картины. Специалист, который учил нас, что "движение прогрессирующего общества до настоящего времени было движением от Статуса к Договору", сразу же добавлял, что феодальное общество управлялось договорным правом. В этом нет парадокса. В самые феодальные столетия люди могли с помощью договоров, будто то формальный договор о вассалитете или рекомендательное соглашение, добиваться того, чего они не могут так получить сегодня. Они могли обещать в договоре стоять плечом к плечу в случае войны "против всех людей, кто может жить и умереть"; они могли (как говорит Книга Судного Дня) "перейти со своей землёй" к любому лорду, который им нравился; они могли сделать так, чтобы отношения между королём и подданным выглядели как результат исполнения соглашения; договорное право угрожало проглотить всё публичное право".

Они совершенно правы насчёт договорного характера феодального общества, но больше прочего меня цепляет здесь условие биться "против всех людей, кто может жить и умереть" (“against all men who can live and die”), которое, насколько помню, было обычным взаимным обязательством арендодателя и арендатора, наряду с обязательством совместно защищаться от врагов в суде. Очень уж оно... предусмотрительно сформулировано.