January 28th, 2014

культ красоты

(no subject)

Фотографы ходят на Грушевского за красивыми картинками с огнем, дымом и покрышками, но собственно Евромайдан - это не только дерущиеся на передовой. Это очень большое количество восставших доселе аполитичных людей и огромная инфраструктура на самом Майдане Независимости. На баррикаду на Грушевского постоянно подвозят шины. В медпункты постоянно подвозят лекарства. Грелки для рук и ног, лыжные маски и теплые носки раскупаются оптом. Показательная для оценки масштабов активности ситуация: когда для одного из раненых понадобилось сдать кровь, население собрало ему двести литров.

http://grani.ru/blogs/free/entries/223827.html
культ красоты

очередное обращение к власти

Проблема фальсификаций диссертационных работ, во многом благодаря усилиям сетевого сообщества Диссернет, попала в прошедшем году в фокус общественного внимания. Одной из реакций государства на эту проблему стало введение в действие с января 2014 года нового Положения о присуждении ученых степеней, которое призвано сделать защиты диссертаций намного более прозрачными, чем прежде.

Теперь не только автореферат, но и полный текст диссертации, а также все отзывы на нее должны быть опубликованы в Интернете до защиты. Однако то же самое постановление Правительства от 24 сентября 2013 года № 842, которое ввело в действие новое Положение, фактически объявило амнистию всем, кто успел получить ученую степень на основании защиты фальсифицированной диссертации до 2011 года.

Против этого выступил Совет Общества научных работников, который инициировал сбор подписей под Обращением к Председателю Правительства РФ с требованием установить бессрочный порядок рассмотрения вопроса о лишении ученых степеней [1].

http://trv-science.ru/2014/01/28/dissertacionnaya-onkologiya-ili-uchenye-protiv-amnistii-lipovykh-dissertacijj/
культ красоты

люблю его

Еще недавно Алексей Викторович Щусев (1873–1949) оставался причисленным к лику тех великих архитекторов, кто жил не настолько недавно, чтобы память о нем была бы еще жива, но и не настолько давно, чтобы превратиться в общепризнанного – читай, удовлетворяющего взаимоисключающие вкусы, – классика. Давно став неотъемлемой частью имени музея архитектуры, Щусев почивал на Олимпе среди постепенно покрывающихся пылью забвения архитектурных богов советского прошлого. Он единственным из архитекторов удостоился четырех сталинских премий, о нем уже при жизни сочиняли труды, в том числе 6-(шести!)томную диссертацию – вероятно, крупнейшую в мировой истории архитектуры работу этого жанра1. Но затем, в годы борьбы с «архитектурными излишествами», его архитектура оказалась не у дел, последняя книга о нем по старой памяти вышла в 1978 году, – и с тех пор наука об архитектуре надолго потеряла к нему интерес; лишь время от времени в общем контексте вспоминались его дореволюционные постройки.

Щусев снова стал актуальным лишь в самые последние годы, причем теперь не меньший интерес вызывает и его творчество советского времени. Яркие свидетельства этой новой актуальности: первая за более чем 30 лет книга – воспоминания его брата с обширным комментарием и иллюстративным материалом2, небольшая, но весьма содержательная выставка в МУАР (окт. – нояб. 2013), посвященная Казанскому вокзалу, наконец, предлагаемая вниманию читателя книга Дианы Валерьевны Кейпен-Вардиц.

http://archi.ru/russia/52668/mog-spasti-dushu-no-postroil-mavzolei