December 7th, 2020

культ красоты

моя новая зима



очень сильные ветры. вот только и слышишь как порывы бьются и бьются в стекло. а бывает ветер наваливается с такой мощью - ну точно сейчас лопнет! или вдруг он пронесется и захлопает деревянными ставнями вдоль всего переулка, и тогда ударит темнотой в окно. страшно! а еще он выдирает у входящего в дом тяжелую дверь и со злой силой бьет о железо замка. сколько зонтов он за день в городе перепортил! а еще свистит и поет. иногда очень пронзительно. а бывает найдет себе щелочку в раме и тихонько ноет и ноет. а бывает и громко воет, в каминной трубе.

зима - это дожди и дожди, переходящие в ливни. тогда небо становиться сизым, а капли стучат и стучат. но у каждой своя мелодия. мягко, приглушенно ударяют они о глиняную черепицу крыши напротив, так мягко что над своей головой их и не слышишь. а по машинам внизу улиц барабанят с размахом, звонко и громко отпрыгивают на витрины кафешек и магазинов. но уже через пару минут от начала вступают водовороты в водостоках, и потоки воды бегущей по улице. даже не выглядывая в окно, можно определить силу стихии. а иногда несколько дней подряд стоит просто равнодушный шуршащий шум, который заглушает всю рапсодию. тогда дома становится очень холодно.

а еще бывают зимние грозы. и такие страшные, что ночами при раскате грома слышно как люди кричат у себя в домах. древние постройки сотрясаются от оснований, становится светлей чем днем. пронзительный свет выхватывает привычные глазу предметы и превращает их в фантасмагорию... самая ужасная - сухая. в такие дни нет сомнения в существовании древних богов.

но бывают и другие дни. как будто в Питере начало мая. солнце жаркое. на нем скинешь и шарф, и расстегнешь легкое пальто. небо высокое. улицы полны людей. словно у города праздник. в такие дни, наконец, в подробностях разглядишь архитектурную деталь. в такие дни - прекрасно гулять по паркам. измученная жестоким летом природа просыпается, потягивается. и даже на площадях начинает пробиваться нежная травка между булыжником. цветы на балконах и в садах на крышах расцветают. становится слышно птиц. зима в Риме - это когда все птицы прилетели.

ворчливо переругиваются изумрудные попугаи. нежно посвистывают крохотные пташки, из тех, что и не различишь. по-весеннему чирикают воробьи. голуби принимаются за ухаживания. а в небе на закате с конца ноября каждый день настоящее шоу - сотни тысяч, миллионы перелетных одновременно танцуют в небе. их видно и с дивана, но я хожу на них смотреть. в декабре и чайки возвращаются в город с моря. огромные и прекрасные. они наши ближайшие соседи. мы любим с ними переглядываться.

а еще зима, это когда мы бываем дома. мы топим камин - это дешевле. и почти все дни я провожу у него в хлопотах. сотню раз на дню нужно вскочить и последить за углем, переложить и подсушить дрова, подкинуть, поправить горящее полено. и постоянно внимательно присматривать одним глазом - как у огня дела. оставить его нельзя. иногда убежит крошечный огонек и спрячется, иногда горящая головня кааак выпрыгнет на два метра. а утром нужно его почистить - собрать и убрать золу, подмести маленьким веничком и потихоньку начинать выкладывать новую композицию из полена, веток и щепок. хорошо бы занялось за час. хочу научиться разводить камин с одной спички. и рядом с ним все время в голову приходят сказки. чаще Андерсен. потому что у огня все вещи становятся живыми. вот всякий раз мечтаю отойти от него и что-нибудь этакое почитать. но всякий раз день тотчас захватит меня в круговорот привычек.

а еще зимой на кухне просыпается сверчок. и первые дни его песенка - радость. сразу понимаешь - зима! на самом деле он ужасно противный.
культ красоты

я очень люблю мужчин!

зимой особые.
и есть страшно любимые

например:

Время от времени на этом свете должны случаться вещи, которые переходят всякие границы.

Йохан ХЁЙЗИНГА (1872-1945) / «Homo ludens. Человек играющий»
и Осень его средневековья - невероятная!
вот сегодня родился.

а еще смотрите кто родился прямо сейчас (у нас разница во времени):



когда он поет эту песенку - я работаю на парковке. мальчиком. ловлю ключи и ставлю тачку. по требованию - выдаю. а как только заработаю, уеду в Вермонт. потому что там Сэлинджер. он тоже зимой родился )
культ красоты

ваще другая история

история про то, как я была мальчиком на парковке. девочек там нельзя.

по блату устроилась на шикарное место

крохотный частный адски дорогой отель над Нью-Йорком. туда приезжали лучшие из лучших. и на лучших тачках. мне тупо кидали ключи и удалялись. и минимум два часа в день я имела их все самое лучшее. о! какие гонки мы устраивали. ралли отдыхает!

хочу отметить - благодаря одному настоящему джентельмену - многое сбылось. он забыл свои туфли для вечеринки в машине и потому, попросил еще раз пригнать его старомодный крокодил.

я буду благодарить его всегда. за тот проезд и за те чаевые
культ красоты

как я встретилась с Дедом Морозом

был самый канун Нового Года. когда внутри тебя все замирает в предчувствии волшебства. и я оглядывалась вокруг - откуда прийдет? тридцать первое ведь. и вечер уже. на Тверской легкий морозец. мы на крыльце и все вокруг меня - друзья и однокурсники, педагоги - довольные ужасно. все знают что и как, куда. суетятся, спешат, румяные. улыбаются и целуются - прощаются. обещают увидеться в следующем году. и можно, конечно, к кому угодно в гости напроситься. только это совсем другое. ведь никому в голову не приходит меня позвать. а у меня только в мире и есть что безответная любовь, да три рубля одной бумажкой. ровнехонько на тортик и шампанское.


иллюстратор М. Соловьев
Collapse )