форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Categories:


Моя левая рука сейчас любовно поглаживает шероховатую раскрытую страницу книжки изданной в 1931 году. Я ее первая читательница. Это восхитительное чувство. Я обожаю грезить наяву с открытой книгой. Я каждый раз готова ей придумывать судьбу. Желтоватые листы… По традиции второй четверти и середины ХХ века на титульном листе в верхнем углу чья-то быстрая острая роспись черным пером. После революции отступает привычка к экслибрисам. Не до кропотливой работы с гравером по созданию знака и девиза хозяина книги. Но роспись – улика. Эта книга из обширной библиотеки и несомненно человека умственного труда. Да. Скорее всего это он. Его зовут на «Ю». И вероятно эта книга, вернее сборник научных статей из разряда обязательных для человека в должности или со степенью... Тихонько звучит серебристая фуга Баха. О, эта старая красивая пожухлая бумага. О, этот редкий ныне запах свинца. В каком шкафу ты жила? Что виделось тебе за его прозрачными створками? Кто были твои соседки по полке?

В другой моей руке тонкая пластиковая широкая линейка из Лувра. Пурпурная. На ней элементы орнамента прославленной серии средневековых гобеленов «Дама с единорогом». У меня есть хороший нож для таких случаев, но сегодня почему-то мне хочется вот так. И глубокий вдох. Я погружаюсь в социологию искусства. Дисциплина спорная. И тем не менее чрезвычайно занятная! Автор моей нечитанной книги – самый настоящий вульгарный социологист. Один из ярких пропагандистов марксизма в области эстетики - Владимир Максимович Фриче – литературовед и искусствовед, профессор МГУ, академик и член РСДРП(б).

Необходимо несколько слов сказать о предложенном им способе систематизации знаний. Сама идея социальной критики искусства выражена еще Платоном – «не может быть формы без содержания» - так звучит она. И на протяжении веков эта идея в разное время так или иначе фиксировалась в работах социально-философского направления развития мысли. Монтексье, Руссо, Дидро, Винкельман, Лессинг. В середине XIX века идеи о воздействии искусства на аудиторию и возможность прогнозировать изменения, а быть может и моделировать художественные вкусы прозвучат в работах Гегеля и получат популярность в кругах «истинных социалистов». Вслед за ними, Маркс в одной из своих ранних статей сравнивает перспективы искусства с перспективами революции и подчеркивает зависимость расцвета искусства от преодоления «отчуждения труда».

Отчуждение труда это устойчивый термин, указывающий на потерю человеком смысла трудовой деятельности и интереса к ее результатам. Это начало некого регрессивного процесса, который в итоге отнимает у людей общность и даже ведет к потере личностной сущности. Социология искусства изучает этот и подобные ему процессы и - она называет предметом своих оценок - социальную среду. В конце XIX века Маркс и Энгельс указывают на непосредственную зависимость искусства от государства, рынка, на враждебность буржуазного производства искусству. Путем внимательного анализа и с помощью острой постановки вопроса они приходят к выводу что идеологический аспект искусства связан с классовыми интересами и используется в качестве орудия борьбы за политическое господство.

Занимаясь на данном этапе исследованием редкой типологией вотчинных храмов конца XVII начала XVIII века, которые являются своеобразной пропагандой идеи утверждения «московской империи», наблюдая за повторами снова и снова в отдаленных вотчинах центрического лепесткового объема собор Петра Митрополита, я могу констатировать бесспорность этой теории. На примере распространения некой архитектурной реальности в Петровское время можно прослеживать и получать документальные свидетельства идеологических воззрений заказчика. Обетные храмы наиболее красноречиво заявляют некие эстетические ценности, которые подхватываются позже нередко не только частным, но даже церковным и городским строительством. И важна здесь именно идеология. Часть преданных и на деле! - Софии людей осмелилась сделать шаг в сторону Нового времени – таковы Василий Голицын, Петр Прозоровский. Они одни из первых, кто приступают к созданию новой архитектурной реальности в России. И ведь именно им Петр сделал великое снисхождение. Василий не казнен, а сослан, а Прозоровскому и вовсе доверят приказы Большой Казны и Большого прихода. Интересно, что бояре доказывающие свою лояльность Петру и в итоге оказавшиеся его противниками, в своих землях на протяжении этого периода продолжают вести традиционное строительство, выдержанное во вкусе средневековых канонов. В то же время группа приверженцев новой эстетики, даже находясь в межличностной конфронтации с молодым Петром, несомненно стоит на той же идеологической платформе. Примером здесь послужит церковь Знамения в Дубровицах, которую в честь примирения осветит Борис Голицын. Именно в этот период распространяются объемно-пространственные композиции, которые ориентируются на постройки Прозоровского, Голицына и Нарышкиных. И я не только имею в ввиду здесь несомненные новаторства, но и памятники на основе архаизирующих планов – такова церковь Нарышкиных ныне на Шереметьевом подворье и домовая церковь царского дворца по дороге на богомолье в Троице-Сергееву Лавру – в селе Сафарино. Строит ее отец супруги старшего брата Петра - Салтыков. Несмотря на привычный способ возведения первого яруса, силуэт и объемно-пространственная композиция этих церквей отмечена чертами талантливого поиска новой формы. Таким образом смена ценностей и воззрений непременно имеет свое материальное подтверждение и архитектура, как наиболее «ответственное» из пространственных видов искусств для нас наиболее красноречиво. То есть, обращаясь за наблюдениями социального характера, мы получаем возможность характеризировать заказчика как с точки зрения его идеологических воззрений, его художественной эрудиции, классовой принадлежности, так и общественного положения и сферы его влияния.

И возвращаясь непосредственно к социологии искусства, к дисциплине не просто имеющий право на существование, но спешно необходимой сейчас в ситуации бешенного темпа роста влияния масс-медии, необходимо отметить, что еще в начале ХХ века начинается процесс диффиренсации дисциплин внутри нового направления новой науки. Одной из ветвей этого молодого древа явился «вульгарный социологизм» - который как пишут на дик.академик (интернет-портал) упрощает марксистский метод и доводит его до абсурда. Владимира Максимовича Фриче называют первым, перечисляя фамилии ученых работающих в этом направлении. Возникает направление в 30-х годах прошлого века и современники называют его «карикатурой на марксизм».

Любопытно рассмотреть, как же сам «ученый-карикатурист» формулирует род своей деятельности: цитирую - «установить закономерную связь между определенными общественными формациями и определенными типами искусства, а с другой стороны выявить закономерную повторяемость известных типов искусства при наличии повторяющихся аналогичных общественных формаций – таковы задачи социологии». Он настаивает на повторяемости черт искусства при совпадении общественно-политических процессов. И ниже, для обнаружения метода будет приведен один из примеров автора, указанный в сборнике статей «Проблемы искусствоведенья» за 1931 год.

Однако до того, необходимо посвятить тех, кто не успел ознакомится с работами ученого, во взгляды Владимира Максимовича Фриче. Он считает что эстетические понятия и оценки исходят из целесообразности предмета. Нечто бесполезное не вправе считаться красивым. При этом он понимает утилитаризм в широком понимании этого слова – полезно для общества, племени, рода, класса. А значит нечто важное, необходимое, долговечное. То есть в основе здесь мы обнаруживаем – целесообразность, или иначе говоря знакомую витрувианскую триаду: польза, прочность, красота. Но для Фриче очень важно вывести эстетику в поле лежащее вне эмоциональных оценок. Его снедает жажда сделать нашу науку точной как физика или химия, по его словам.

«Какие объективные данные уполномочивают считать готический собор «своеобразнее» импрессионистической картины Манэ или Синьяка?!» – возмущается он. Для того чтобы избегать размытых критериев, Фриче предлагает метод, который называет методом исторического материализма. Метод на котором и по сегодняшний день зиждется школа русского искусствоведенья. Вот несколько пунктов, которые по мнению ученого в силах определить характер развития искусства.

1. Состояние производительных сил.
2. Обусловленные им экономические отношения.
3. Социально-политический строй, выросший на этой экономической основе
4. Определяемая, частью непосредственно экономикой, а частью выросшем на ней социально-политическим строем, психика общественного человека.
5. Различные идеологии, отражающие в себе эти свойства психики.

То есть с этих позиций мы можем рассматривать и танец туземцев под барабанную дробь на далеком от нас континенте и не менее далекий от нас менуэт в роскошной парижской гостиной где-то в середине XVIII века. Однако важно обратить внимание на то, что ученый здесь себе несколько противоречит. Понятие человеческой психики как раз складывается из ряда факторов в том числе эмоциональных, а зачастую именно комплекс эмоций пережитых человеком особенно на ранних стадиях его развития оказывает влияние на формирование психотипа. Таким образом отрицать участие эмоций в процессе сложения эстетического стереотипа – невозможно.

Но давайте вернемся теперь к обещанному выше примеру. Фриче приводит довольно убедительное пусть отдающее хрестоматией, но тем не менее имеющее право сравнение двух исторических периодов.

Цитата: Проблема пространства была выдвинута в искусстве тех же греков, а потом новоевропейских народов, на известной стадии экономического и социального развития. А именно в Греции, примерно в эллинистическую эпоху. А в Новой Европе в эпоху так называемого Ренессанса, то есть на известных ступенях хозяйственного развития, со всеми вытекающими отсюда психологическими и идеологическими последствиями.

И здесь можно вновь отметить правоту ученого, это замечание, обращает меня к размышлениям о возникновении и распространении идеи центрического сооружения, поскольку такова тема моих занятий. Поиски идеальной пространственной структуры приходятся на эпоху эллинизма, то есть на 3 век до нашей эры. Ротонды известны и ранее, их немало – Дельфы, Эпидавр, но распространение их в эпоху эллинизма значительно превосходит количество более ранних. Это окончание гражданских войн и время правления Александра Македонского. Мавзолеем его отцу послужит прославленный Филлипион. Ротонда, которую повторит Храм всех Богов перенесенный из Александрии на один из островов Средиземного моря. А далее Восток начнет усложнять эту пространственную форму, трактуя его в стилистике своеобразного «барокко».

Начало эллинизма, непосредственно в Македонии по некоторому ряду признаков можно сравнить с периодом Тираний в Италии 1400-х годов. С республикой Флоренция, в которой проживают Брунулесски, Мазаччо, Донателло и вся их шумная компания страшных хулиганов и величайших творцов. При кропотливом сопоставлении фактов истинным историком, найдутся безусловно найдутся различия, однако по своему укладу это сосуществование свободных городов и крупных земельных наделов, принадлежащих классу аристократии, которые находятся под постоянной военной угрозой со стороны соседей - по эмоциональному фону близки. Малая тирания, как называет ее Бугхард, это тот самый период которой совпадает с периодом поисков идеального центрического пространства и попытками построения перспективы, что характерно и для раннего эллинизма. Некие общие черты тут можно обнаружить и с Петровским временем в России. Когда личность человека впервые начинает проступать на средневековых парсунах и когда впервые Прозоровский осмеливается воплотить на своих землях ренессансную архитектурную типологию – собор Петра Митрополита, памятник владычества Москвы. Все эти периоды истории в истории искусства отмечены осознанием роли личности.

Однако историк искусства в своих размышлениях не станет задавать неких экономических и идеологических параметров для поиска определенной типологии памятника или новой оптической игрушки для создания преспектив, или меткого пластического выражения. Историк искусства ищет и указывает на идеальную форму, фиксирует ее становление и угасание. И как мы уже договорились в самом начале – формы не бывает без содержания. И для того, чтобы обнаружить очередной взлет искусства нам чаще необходимо сначала обнаружить Поэта, того Петрарку, который все предвосхитит.

Цитата: «Человек то сочтет красивым, что имеет значение в его борьбе за существование с природой или другим общественным человеком» - это цитата из работы Плеханова, но содержится в тексте Фриче, в качестве некого тезиса в построении теории научной эстетики. В этом контексте он заявляет и следующее: Эстетика служит делу «пафоса расстояния» - то есть принимает участие в дифференсации общества, указывая на положение человека в среде себе подобных. Рассматривать и с этих позиций искусство возможно. И сложно оспорить такую позицию.

Однако ближе мне приверженцы «средневекового социализма», эта группа писателей, критиков, художников, книгоиздателей и общественных деятелей в Англии, которая действовала в конце XIX века под руководством Морриса Уильима (1834-1896 гг.). Одним из ее членов был Джон Рескин. Ученый настаивал на тезисе: польза и красота. Выступал против массового производства. То есть наши оппоненты изначально находятся на единой позиции.

Рескин писатель, увлекается историей архитектуры, его перу принадлежит несколько книг, которые впрочем не всегда касаются непосредственно предмета его исследований, он был прославленный, представленный ко двору поэт, погруженный в проблемы эстетики. В своих трудах он выставляет строгие критерии и призывает к «архитектурной честности», к правде детали. Он отталкивается от противоположного Фриче постулата. Он пишет о том в своем сборнике «Сельские листья», - именно эстетические впечатления и в первую очередь наблюдение прекрасного пейзажа способны менять чувства и мысли человека, способны его воспитывать. Эстетика по его мнению есть этика для мира. Прекрасные картины не породят несчастий. Эстетика воспитывает вкусы, а совершенный вкус в состоянии познать всю красоту мира и получить наивысшее наслаждение из всех возможных материальных источников путем одного только созерцания. Общая просветительская тенденция конца XIX начала ХХ века по сути придерживалась этих гуманистических позиций, до тех пор пока на арену не вышла партия «истинных социалистов», - приверженцев исторического материализма.

Рассматривая два этих диаметрально противоположных направления эстетической мысли, опуская рассуждения о всяком понятии религии, но рассмотрев методологию Фриче на знакомом мне материале, могу констатировать, что работы ученого скорее адресованы непосредственно социологам или как можно было бы прозвать «искусствоведам-футурологам», которые при определенном старании действительно смогут по художественной тенденции отмечать состояние общества. Фиксировать его и методами художественного воздействия направлять поведение человека в зависимости от Разумной Необходимости. Ведь уже сегодня ученые американского университета смогли вывести на монитор компьютера изображения путем сканирования человеческого мозга во время сновидения. Теперь они занимаются обработкой информации, которая позволит выявить эмоциональные реакции на те или иные образы. Это значит, что прогнозирование и моделирование общественного настроения путем эстетического воздействия – вопрос ближайшего будущего. Какую роль готова на себя принять наука о красоте в этой новой информационной реальности предстоит вскоре решать. И важно чтобы она не осталась в стороне. Ведь согласно Фриче: искусство идеология классовая, по ней можно судить о росте, процветании, вырождении и гибели классов и за видимо отвлеченными от жизни эстетическими понятиями и художественными образами отчетливо видно, как встают огненные письмена, которые рука истории чертит для тех, кто обречен.

6 декабря 2011 года.
Tags: домашнее задание, суровые будни, универ
Subscribe

  • интервью с Михаилом Ямпольским

    Когда-то Кант противопоставил прекрасное и приятное. Он утверждал, что о прекрасном можно спорить, поскольку оно связано с идеями, и, даже когда мы…

  • 4 марта в 19:30

    Художник-символист Арнольд Бёклин (1827-1901) Европейский символизм В самом конце XIX столетия расцветает искусство символизма. Оно стало одним…

  • новые кочевники

    их наконец заметили и полагают - через десятилетие их будет больше миллиарда. это люди которые существуют в своем лаптопе, а живут - где только им…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • интервью с Михаилом Ямпольским

    Когда-то Кант противопоставил прекрасное и приятное. Он утверждал, что о прекрасном можно спорить, поскольку оно связано с идеями, и, даже когда мы…

  • 4 марта в 19:30

    Художник-символист Арнольд Бёклин (1827-1901) Европейский символизм В самом конце XIX столетия расцветает искусство символизма. Оно стало одним…

  • новые кочевники

    их наконец заметили и полагают - через десятилетие их будет больше миллиарда. это люди которые существуют в своем лаптопе, а живут - где только им…