форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Categories:

со мною вот что происходит

я пока не в силах это описывать. Лучше приведу здесь слова моего коллеги. Он довольно точно фиксирует ситуацию. Алексей работает в Институте искусствознания, который удалось отстоять. Но в тот момент, когда общественность чуть успокоилась, вырвав в первой схватке право на культуру, у министерства культуры, в тот момент этого временного перемирия, был нанесен решительный удар по другому институту. Институту Наследия. С должности был снят наш директор.

Я вчера потеряла место работы, перспективу научного роста и профессиональную среду. Три компонента без которых никак невозможно становление ученого. И в данном случае я рассматриваю себя как рядового выпускника ВУЗа. Наука эта вещь, которая передается из рук в руки (есть такое понятие "прямая передача"). Ученым невозможно стать работая с ай-педом или просматривая лекции на Ю-Туб. Наш институт воспитывал специалистов широкого профиля - от экспертов истории архитектуры до исследователей Арктики. Нашего института касалось все, что касалось судьбы наследия России. Наш институт - уникальное место, где работают специалисты высокого уровня, кропотливо, на протяжении лет, собранные в единый коллектив. Наши проекты известны по всему миру такие как - Валаам или Соловки.

Нашими специалистами просчитаны уникальные экономические модели, которые позволяют с учетом затрат на сохранение наследия, отыскивать в его использовании позитивные для государства моменты, те что с лихвой искупают заботу о собственной культуре. При правильной эксплуатации и информационной поддержке вокруг памятников возникают центры внимания, которые вписываются в туристические маршруты. Подобная тактика позволяет изменять в лучшую сторону инфраструктуру отдаленных местностей, увеличивается занятность среди населения, повышается уровень его образования. Таким прецедентом - когда через сохранение среды было достигнуто повышение уровня жизни целого района, является музей-усадьба Ясная поляна.

Есть и другие уникальные проекты, о которых меньше известно широкой общественности - это город Ялутовск (недалеко от Тюмени). Мариининск в Кемеровской области. Село Кимжа. Помимо этого мы генерировали целые информационные пласты по крупнейшим памятным местам России - например - Бородино. Мы издавали Национальный Атлас России. Это уникальное издание! При чем я могу говорить о деятельности нашего института лишь с точки зрения сохранения культурного наследия, в то время как у нас существует отдел и природного.

Я не хотела писать длинно, решила поставить ссылку на сайт, но его больше не существует...

****

В Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева идёт жёсткая зачистка. Назначенный вместо Ю.А.Веденина новый директор – некий Юдин, Павел Евгеньевич – является по совместительству и.о. директора Российского института культурологии вместо также снятого с должности кинокритика Кирилла Разлогова.



В первую очередь новым директором был поставлен вопрос об увольнении всех совместителей, работающих в институте наследия. К слову для тех, кто не в теме: там совместителями являются 99% научных сотрудников, поскольку зарплаты в этом институте колеблются от 2000 р. до 4000 р. (могу ошибиться рублей на 500)))

При этом, даже совмещая свою деятельность с другими местами работы, в институте наследия плодотворно трудятся такие заслуженные деятели искусствознания, как В.И.Плужников, автор множества статей, создатель фундаментального словаря архитектурных терминов а также томов Свода памятников Смоленской, Брянской, Орловской и др. областей, создававшихся им в Государственном институте искусствознания.

Также в этом небольшом и по многим показателям действительно скромном заведении (начиная с издевательски низких зарплат и кончая зданием: институт сидит в подвале гостиницы) до недавнего времени существовал отдел усадебной культуры, возглавляемый М.В.Нащокиной.

Имя Нащокиной известно не только в учёном кругу историков архитектуры, но и далеко за его пределами. Книги этого автора пользуются заслуженной популярностью у всех москвоведов, профессионалов и любителей истории, да и просто всех интересующихся Москвой и её архитектурой.

Благодаря активной деятельности этого отдела скромное здание института наследия стало средоточием жизни другой известной организации – ОИРУ, заседания которого проходят еженедельно в конференц-зале института.

Недавно я узнал от знакомых, что отдел М.В.Нащокиной в полном составе был сокращён по причине того, что все его научные сотрудники являются совместителями. Поставленный директором вопрос об однозначном переходе сотрудников в институт наследия, как на единственное место работы (это с зарплатой в 2000 рублей,)))) иначе как издевательство расцениваться не может.

При этом Директор спрашивает всех сотрудников: «а какой доход вы можете принести институту?» Ему пытаются отвечать о научных темах и программах, которые учёные могут предложить для развития. Нет – темы и программы не нужны. Надо, чтобы вы, как научный сотрудник, принесли директору готовенький грант, а лучше «финансирование напрямую из правительства» (цитата из речи самого директора, переданная мне правда с чужих слов). Тогда этот директор из добытого вами же гранта будет вам же платить эти жалкие 2000, но позволит остаться. К слову сказать, разоткровенничавшись, он поделился, что обещание правительства поднять зарплату до 60 000 рублей в принципе не исполнимо – денег на это всё равно нет. Абсурд!

Возмутительна сама постановка вопроса: «Какой доход вы можете приносить?» Вопрос явно из разряда риторических. Всем известно, что наука, искусство и прочие гуманитарные штучки (как например, образование с медициной) не являются коммерчески доходными в ближней перспективе. Они могут окупиться лишь с годами, в длительной перспективе развития общества.

И роль государства как раз заключается в том, чтобы дотировать эти с первого взгляда убыточные предприятия: школы, больницы, библиотеки, исследовательские институты и т.д. Для того, чтобы в перспективе силами людей, работающих в этих учреждениях, были созданы культурные и материальные ценности, которые и составляют истинные достижения любой страны, которые свидетельствуют об её культурной политической и экономической мощи, и следовательно об её исторической роли в мире. В список этих ценностей входят в том числе: здоровье нации, уровень образованности населения страны, те научные открытия и технические изобретения, которые эта страна может себе приписать, наконец, просто уровень жизни народа, который неразрывно связан со всеми выше перечисленными факторами.

Задавая вопрос о доходах, которые научный сотрудник должен «приносить» государству, представителей государства не смущает, что люди в институте работали все эти годы за жалкие копейки. Представителей государства не мучает совесть за то, что это самое государство платило людям лишь эти самые копейки. Более того представители государства хотят перевернуть вопрос с ног на голову: раз у вас такие маленькие зарплаты, то зачем вы вообще нужны? То есть научные сотрудники (как и врачи с учителями) сами, дескать, виноваты в том, что государство на них наплевало и платит им гроши. Иезуитская логика чем-то напоминает своеобразный юмор И.В.Сталина. Но об этом после.

Сейчас мне вспомнился знаменитый анекдот из 1990-х годов, которые так любят поносить нынешние начальники. Учитель математики спрашивает на уроке сынка нового русского: «сколько будет 2 х 2»? Тот естественно не знает и отвечает: «5». «Садись, двойка» – говорит учитель. А сынок нового русского ему в ответ: «Ты чё, типа, здесь самый умный? А у моего папы ‘бентли'».

В связи с этим возникает резонный вопрос: а зачем тогда нужен директор? Если финансирование на наши научные темы и программы всё равно должны искать мы сами какими-то неведомыми никому путями, видимо обивая пороги правительства, или заводя случайные связи с работниками администрации президента – абсурдные заявления порождают абсурдные же фантазии,)))

Но абсурд на этом не заканчивается! П.Е.Юдин сам является совместителем (см.начало поста). Однако, когда увольняемые научные сотрудники института справедливо указали новому директору на его собственный двойственный статус, он решительно отрезал, что ему лично г-н Мединский дозволил совмещать должности руководителя двух институтов, так как на руководящий состав принцип борьбы с совместительством не распространяется.

Похоже, что на руководящий состав в нашей стране вообще не распространяются никакие принципы (только понятия, и то, видимо, не всегда). Здесь налицо ярко-выраженная политика двойных стандартов. Ну правильно: начальники и зарплаты другие получают, и совместителями быть могут, наверное и ещё многое что могут, чего нам простым смертным не дозволяется. Получается, по выражению одного моего приятеля, прелестная ситуация: Карабас-Барабас и тряпичные куклы. Я бы выразился грубее: они себя господами почитают, а нас – быдлом.

Всё это возмущает! Но более всего возмущает другое: Вся эта кутерьма с научно-исследовательскими институтами, убогие зарплаты в которых Путин опрометчиво обещал повысить, не имея в казне денег, видимо развивается по принципу, изложенному в хорошо известной фразе, приписываемой И.В.Сталину:

«Есть человек – есть проблема. Нет человека – нет проблемы!»

Пока есть институты – есть проблема: быдлу надо платить.
Когда институтов не станет – проблема исчезнет сама собой.

Tags: facebook, общедоступное, сугубо личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments