форева ёрс (inga_ilm) wrote,
форева ёрс
inga_ilm

Category:

итак, саркофаги

Оригинал взят у aquamarine_17 в итак, саркофаги


Давно и неизлечимо помешавшись на этом предмете, беру на себя ответственность заявить: нет на свете ничего важнее саркофагов. Помимо их широкого повторного применения в быту – в качестве бассейнов городских фонтанов и по прямому назначению, в плане художественном они – кладезь маргинальных мотивов и кардинальных решений для отдельных фигур, фигурных групп и продолговатых живописных поверхностей.




Дотошные немцы на рубеже XIX - XX вв. составили многотомный, не представленный в полном издании ни в одной библиотеке, огромного формата систематический каталог этих замечательных предметов, к которым невозможно подобрать синоним в тексте. Затем бесконечно любимый и ценимый всеми нами Франц Кюмон объяснил символическое значение некоторых сюжетов. О влиянии римской изобразительности на христианскую иконографию, которое сейчас видно невооруженным глазом, писали еще больше, но прозорливым оказался еще Доменико Гирландайо, приспособивший – неумело, но не суть – мраморный саркофаг под ясли новорожденного Христа. Метафора христианства, взращенного в античной колыбели, верна и применительно к западноевропейскому искусству: оно многим обязано этим рельефам, в которых, как и во всякой более или менее массовой продукции, аккумулировались наиболее употребительные изобразительные схемы.



Пизанским саркофагам в этом смысле досталась судьбоносная роль, поскольку комплекс Кампосанто с момента своего возникновения стал одним из центров изучения античной пластики. И хотя наша прогулка носит почти любительский характер, для желающих совершить путешествие в стиле "классическая традиция повсюду" предусмотрены соответствующие ссылки. Всем же, кто интересуется предметом, рекомендую журнал veritsa – специалиста по позднеантичному орнаменту и просто замечательной молодой ученой дамы.



Безусловно, самый известный саркофаг Кампосанто, принадлежащий, к тому же, к числу наиболее роскошных образцов "фидиевской" линии в римском мемориальном рельефе – с изображением мифа об Ипполите и Федре.



Считается, что он (а, может, и не он) мог вдохновить почетного классика Проторенессанса Николу Пизано изваять Геракла и римскую матрону на кафедре Пизанского баптистерия.



Гении или Победы, несущие, венок, щит или раковину с портретом усопшего, стали прототипом для всех летящих, поддерживающих картуши с надписями и коронующих ангелов:





Герб на последнем саркофаге, естественно, "новый". Ренессанс охотно воспринял этот мотив и в его первоначальном значении, но его прямое цитирование делалось и ради искусства.



А по краям рамы "Уверения Фомы" на фасаде Орсанмикеле Верроккьо вполне удачно приспособил головы, как их иногда называют, демонов, которые иногда завершают угловые части крышек саркофагов (примеры будут ниже).



Путто или эроты – мотив универсальный, смотрится прекрасно и собственно на надгробии, и на кафедре собора, и на обшивке стены. Выше – по-видимому, волнующий эпизод мифа об Амуре и Психее.




Еще волнующие эпизоды.



Травматичные игры эротов с детских саркофагов Филострат бы не одобрил.



 
В деталях:




"Саркофаги битв" подарили нам бесконечное множество скачущих всадников. Иногда их очень сложно отделить друг от друга, но в сухом остатке можно получить "Верховую езду" Андреа Пизано.




Бить на них могут кого угодно, от варваров до кентавров и амазонок, но подобных экземпляров в Пизе нет. Зато есть "Каледонские охоты", в том числе весьма несовершенная по качеству конная.





"Саркофаги муз" – наследие культа героя и представлений о прижизненном апофеозе, дарованном за интеллектуальные заслуги. Классический пример заимствования вот, а основных типов два – помещенные внутри аркады (в данном случае – в компании высокоинтеллектуального владельца):



…и поставленные вереницей:



Во втором случае музы обычно занимают плоскость передней стенки целиком и могут быть представлены вместе с Аполлоном и даже Минервой, как на знаменитом венском саркофаге. Здесь же в левой части мы с немалым удивлением наблюдаем пастухов со стадами. Такой состав сцен уникален и интерпретируется как метафора тоски и счастья, а не просто как так себе пастораль (спасибо Паулю Цанкеру за наше счастливое детство). Еще один интеллигентский саркофаг:



Морские триумфы – одна из самых распространенных тем декорации, которая получает и наиболее оживленное решение, поскольку демонстрирует неистощимый запас разнообразных хвостатых, косматых и копытных существ и дамочек, не скрывающих своих прелестей (по мнению научного мира, “A Nereid from the back” – сюжет, действительно достойный рассмотрения):





Просвещенным Ренессансом этот репертуар форм был аккуратно вписан именно в водно-триумфальный контекст - если заказчику посчастливилось отличиться где-нибудь на море, как кардиналу Караффа или нашему любимому папе Пикколомини (второй пример мне подарила sca_ra_mouche).

Саркофаги с вакхической тематикой распространены не менее широко. Среди сюжетов наиболее употребительными являются "Обнаружение Ариадны на Наксосе", которое, как и некоторые другие, превратилось в схему изображения лежащей фигуры, "Триумф Вакха и Ариадны":



…и тривиальные вакханалии, в данном случае – с трагической историей Орфея в верхней части и с теми самыми "демонами" по углам:







В вакхических саркофагах мы наблюдаем прообраз "флорентийской нимфы", чей клубящийся хитон затуманил голову Аби Варбургу, но, по мнению Дагоберта Фрая, так и не принес оживления и динамики во флорентийскую живопись.



Впрочем, в раздувающейся драпировке изображали не только вакханок, но и Селену, которая обнаруживает спящего Эндимиона:



...и даже Прозерпину, которую похищает Аид (на радость простым смертным этот конвульсивный эпизод, в отличие от большинства рельефов, имеет прямую и понятную связь с представлениями о загробном мире).



Подобные мифологические саркофаги оказались очень полезны при создании расписных панелей, предназначенных для украшения сундуков и интерьера, в старой литературе объединенных термином "кассоне". Поскольку удлиненная форма кассоне способствует ассимиляции фризовых композиций, к концу XV века их поверхность перестали дробить на части, и воспаленное сознание художников порождало порой странные вещи. К тому же, благодаря моде на антиквариат сформировался тип “cassone al sarcofago”.

Посмертные блуждания души, безусловно, связывались с историей Психеи:



…а ее переход – с образом дверей:



Не любовная, но свадебная тематика обыгрывается в специфической типологии саркофагов – "биографических"; впрочем, символическое рукопожатие может оставаться единственным изображаемым сюжетом. Остальное - гении, боги-покровители, Диоскуры...




Среди языческих зверств затесалось некоторое количество "добрых пастырей", в том числе совсем непритязательных:





Но вообще говоря, в более позднее время (а мы до этого смотрели преимущественно II в. н.э.) саркофаги, украшенные минимальным количеством фигур, – довольно распространенная вещь:






Этого котика мы только что видели в опорах кафедры Пизанского собора:



К сожалению, на Кампосанто (за исключением, пожалуй, первого примера) не были собраны саркофаги с историями героев, которые так любил и пропагандировал отец наш Альберти. Поэтому напоследок я покажу вам просто несколько красивых картинок.



 


Tags: facebook, мне, ссылка
Subscribe

  • Лунгин

    Как бы не получилось, что эта цензура снизу оказалась ужасней цензуры сверху, той, что была в СССР. Советская цензура хотя бы исходила из одного…

  • вдогонку

    Наш линейный способ мышления о времени не согласуется также и с другим рядом недавних экспериментов. В 2002 году ученые показали, что частицы света,…

  • о!

    Щ енок молосса и два «единорога», Pier Candido, 1399-1477, De natura avium et animalium, Sec. XV med, Urb.lat.276, f. 41r, Images Copyright…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments